В следующие четыре года правительствам мира придется учиться сотрудничать с президентом США Дональдом Трампом. Далее вы можете прочитать о том, на что они надеются и чего опасаются.

 

Мэй и Трамп — странная парочка


Британское правительство ждало инаугурации Дональда Трампа в почти нервном возбуждении. Учитывая Брексит, британцы нуждаются в любой поддержке и любых альянсах, которые только могут заполучить, и то, что Трамп много раз признавался в любви к Великобритании и хвалил Брексит как часть того движения, которое привело к власти его самого, привлекло к себе огромное внимание.


Трамп пообещал быстро заключить торговый договор и продолжать «особую дружбу» между двумя странами. Бывший лидер Партии независимости Соединенного Королевства Найджел Фарадж стал первым иностранным политиком, встретившимся с Трампом после выборов. Нельзя сказать, что британское правительство пришло в восторг, но Фарадж — британец, и он отстаивал британские интересы. С тех пор и ближайшие советники премьер-министра Терезы Мэй, и министр иностранных дел Борис Джонсон побывали в США, чтобы подготовить встречу Трампа и Мэй, которая, по словам британцев, может состояться уже в следующем месяце.


Некоторые указывают на то, что этот альянс может стать совершенно особенным. Несмотря на Брексит, британское правительство в большой степени состоит из политической элиты, аналогичной той, которая подвергается нападкам со стороны Трампа в США. Трамп обещает защитить рабочие места и внутренний рынок в США. Мэй говорит о превращении Великобритании в маяк международной торговли. Во время избирательной кампании Трамп едко критиковал положение в самой Великобритании, где Мэй тогда была министром внутренних дел. Мэй и Джонсон, а также и другие министры, в весьма пренебрежительных выражениях говорили о том, что Трамп непригоден к тому, чтобы быть президентом. Трамп протягивает руку России, в то время как Мэй и британцы находятся в авангарде жесткой линии Запада по отношению к России. Эта парочка выглядит очень странной, но пока Мэй и Трамп обещают друг другу стать в большой политике парой.


Китайская политика, которая «кусается»


Есть такая китайская поговорка: собака, которая что-то делает, не кусается. В Чжуннаньхае, резиденции китайского руководства, вероятно, ожидали, что Дональд Трамп будет меньше критиковать Китай, если ему удастся выиграть президентские выборы. Такое в американской политике уже бывало раньше. Но пока этого не произошло.


Пекин не особо удивляет то, что Трамп выступает за более жесткую и протекционистскую торговую политику. И с точки зрения Китая, который может взять на себя роль движущей силой торговых договоров в Азии и Тихоокеанском регионе, в этом можно увидеть не только что-то отрицательное. Но назначение Трампом экономиста Питера Наварро шефом недавно созданного Национального торгового совета, не сулит американцам ничего хорошего. Он, в частности, является автором книги «Гибель из Китая» («Death by China»), в которой говорится, что Китай — корень всяческих зол в США. Да и кандидаты на посты министра торговли и иностранных дел успели отметиться. Последний недавно заявил, что Китаю не следует давать доступ к островам, искусственно созданным в Южно-Китайском море, поскольку это увеличило военное доминирование Китая на море.


Но наиболее внимательно Коммунистическая партия Китая следит за Тайванем. Трамп несколько раз отмечал, что ему не кажется, что так называемая политика «одного Китая», является чем-то священным. Это может стать предметом переговоров, так это называется. Пекин отвергает это целиком и полностью. Здесь считают, что Тайвань — часть Китая, и эта точка зрения составляет основу любых дипломатических отношений с Китайской Народной Республикой.


Берлин будет защищать от Трампа свободную торговлю и ЕС


«Я верю в то, что судьба нас, европейцев, в наших собственных руках», — заявила недавно Ангела Меркель в интервью с Bild. Так она отреагировала на то, что Трамп недавно охарактеризовал критикуемую многими политику канцлера по отношению к беженцам как «катастрофическую ошибку».


Пока реакция из Берлина — умеренная и выжидательная, но Меркель и ее министры весьма озабочены трансатлантическими отношениями и архитектурой европейской безопасности. В Берлине особенно скептически относятся к протекционистской торговой политике Трампа. Недавно будущий президент замахнулся на германских автопроизводителей, таких, как BMW, которым он пригрозил тотальными пошлинами, если, они разместят автомобильные заводы не в США, а, например, в Мексике.


Меркель считает свободную торговлю решающей и для европейской, и для американской безопасности и благосостояния, она уже призвала немецкие компании сохранять терпение и доверие к трансатлантической свободной торговле.


Что касается интересов Европы в области политики безопасности, то Берлин, который сыграл решающую роль в введении санкций против Кремля после аннексии Крыма, весьма скептически смотрит на якобы тесные связи Трампа с Россией.


Высказывание Трампа о том, что ЕС — двигатель интересов Германии, вызвало шок и негодование в Берлине. После Брексита Германия особенно озабочена сохранением единства Союза, которому Трамп бросает вызов. Пока Меркель занимает выжидательную и прагматичную позицию по отношению к Вашингтону. «Я подожду, пока американский президент займет свой пост, а потом мы, естественно, будем сотрудничать с ним на всех уровнях и посмотрим, какие соглашения мы сможем заключить», — заявила канцлер.


Россия готова договариваться с Трампом


После первой реакции Москвы после победы Дональда Трампа на выборах, для которой была характерна эйфория, в России призадумались. Кандидаты Трампа на посты министра обороны и госсекретаря во время слушаний в Сенате выступили за жесткий курс по отношению к России. Вместе с тем новые разоблачения возможных отягчающих ситуацию связей между советниками Трампа и Россией увеличивают давление на Трампа: он должен показать, что не будет проявлять сентиментальность в отношениях с Москвой.


Тем не менее, Кремль видит для себя определенные возможности в переходе власти от ненавидимого в Москве Барака Обамы. Российские эксперты указывают на Сирию как наиболее вероятный центр для возможного сближения. Одна из возможностей — свободная координация военных действий сторон против вооруженных исламистских групп в Сирии и Ираке, хотя США и Россия по-прежнему придерживаются совершенно различного мнения о том, какие группы представляют собой наибольшую угрозу. Курс будущего американского правительства в отношении Украины, где Россия поддерживает борьбу, которую пророссийски настроенные мятежники ведут против украинских правительственных сил, менее ясен. Трамп ранее поигрывал возможностью отменить санкции против России, но они формально привязаны к соблюдением сторонами так называемых Минских соглашений. Каждый шаг в этом направлении будет поэтому предполагать гигантский скачок в длительных и неутешительных переговорах о мире между враждующими сторонами.


Наиболее оптимистично настроенные российские эксперты надеются, что Трамп провозгласит в США новый изоляционистский курс, что в перспективе сделает для России возможным вновь включить бывшие советские республики, прежде всего Украину, в сферу российских интересов.


Трамп вызвал озабоченность в Брюсселе


В столице ЕС и НАТО Брюсселе позитивных ожиданий, связанных с Дональдом Трампом, очень немного. Ожидания связаны, прежде всего, с тем, что, несмотря на свои высказывания о ЕС, НАТО, России, свободной торговле и климате, он на самом деле так не думает.


Да, когда Трамп был избран, в Брюсселе действительно испытали сильный шок, но в первые недели большинство в Брюсселе пытались приглушить свои опасения, потому что часто то, что говорилось во время предвыборной кампании, и то, что будет осуществляться в действительности, — две большие разницы. Но по ряду центральных вопросов Трамп сохраняет постоянство в своих критических высказываний о ЕС и НАТО, это касается и более примирительного тона по отношению к России.


Особенно это относится к высказываниям на этой неделе о Брексите как «мудром выборе британцев», потому что ЕС «средство для достижения интересов Германии», и о НАТО, которая «устарела», потому что оборонный альянс недостаточно сосредоточился на борьбе с террором, вызвавшим изумление министров иностранных дел больших стран ЕС, собравшихся на встречу в начале этой недели.


С точки зрения ЕС, Трамп заронил сомнение в основополагающем мнении о том, что сохранение Западом единства и отстаивание им своих ценностей имеет решающее значение для мировой стабильности.


Остается надежда на то, что и сам пост, и многие умные люди в американской администрации и армии, которые остаются на своих местах, смогут убедить Трампа в том, что сохранение единства западного мира, в том виде, в каком мы его знаем, — в интересах США. Что касается новых министров, то многих и в учреждениях ЕС, и в штаб-квартире НАТО успокаивает то, что министром обороны будет Джеймс Мэттис, большой сторонник НАТО, к тому же критически настроенный по отношению к президенту России Путину.


Но пока озабоченность затмевает ожидания такого рода.


В Кристиансборге надеются только на лучшее


Давайте скажем сразу: в датской политике или во главе правительства было мало тех, кто надеялся на то, что Дональд Трамп станет новым президентом США. Напротив, там страстно желали противоположного.


Своим стилем и своими заявлениями Трамп представляет собой неуверенность и непредсказуемость в то время, когда правительство хотело бы совершенно иного — особенно, если это касается одного из самых важных союзников Дании.


Датские политики слегка качают головой, когда Трамп говорит о строительстве стены на границе с Мексикой, но датская озабоченность вызвана вовсе не этими заявлениями. Причина озабоченности — его жесткие заявления о НАТО, в которых он посеял сомнения о дальности радиуса действия так называемой мушкетерской клятвы — что нападение на одну страну НАТО является нападением на всю НАТО, если европейские страны — такие, как Дания, — не увеличат свои военные расходы.


В результате этого Дания будет тратить больше денег на вооруженные силы. Но ситуация сложная — речь идет об очень больших суммах, и эти деньги надо будет откуда-то взять. Поймут ли это датчане?


Вместе с тем озабоченность вызывают и скептические высказывания Трампа о свободной торговле. Дания очень зависит от экспорта, в том числе и в США, поэтому переход к более протекционистским мерам будет иметь последствия для датской экономики.


Но он сейчас по-прежнему лидер свободного мира. И датскому правительству не остается делать ничего иного, как надеяться на лучшее. А также попытаться проложить как можно более успешный курс в отношениях с новым президентом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.