В ходе встречи в верхах, назначение которой заключалось в урегулировании территориальной проблемы, президент Путин одержал уверенную победу над премьер-министром Японии Синдзо Абэ. В результате коренные жители островов остались в дураках. 15 декабря встреча прошла на горячих источниках в Ямагути. На второй день стороны провели переговоры в токийской резиденции премьера. После встречи в ходе пресс-конференции премьер Абэ заявил: «Мое поколение должно положить конец ненормальной ситуации, при которой мы не можем подписать мирный договор вот уже 71 год после окончания Второй мировой войны. Мы подтвердили свою с президентом решимость и договорились о совместной хозяйственной деятельности на четырех островах по особой системе, которая не будет следовать только японским или российским законам». Тем не менее он не сказал ни слова о возврате.

 

Комментируя возврат, многословный Путин лишь заявил: «В Советско-японской декларации не указано, на каких условиях мы должны передать острова Шикотан и Хабомаи». Представитель Демократической партии Рэнхо сказала как отрезала: «Это не хикивакэ, а однозначное поражение».

 

Во властных кругах также превалируют нелестные оценки: «Нужно осознать, что большинство японцев разочаровано. Все поняли, что территориальные переговоры не настолько просты, как казалось» (генсекретарь японской правящей Либерально-демократической партии Тосихиро Никаи (Toshihiro Nikai)). Коренные жители островов испытывают крайнее разочарование.

 

«Я верил, что наконец-то это случится, однако не получилось договориться даже о Хабомае и Шикотане. Если экономическое сотрудничество это — первый шаг, то когда же будет урегулирована территориальная проблема?», — удивляется Минору Такэкума (Minoru Takekuma) из города Нэмуро.

 

Говорит Хироси Токуно (Hiroshi Tokuno), родившийся на Шикотане: «Такое впечатление, что меня приподняли и бросили. На СМИ, которые сообщали, что вернутся два острова, также лежит ответственность».

 

Руководитель группы бывших японских жителей четырех спорных островов Курильской гряды Кимио Ваки (Kimio Waki), родившийся на Кунашире, высказывает следующие опасения: «Подвижек по территориальной проблеме нет. Есть разногласия по основополагающим вопросам. Не нанесет ли совместная хозяйственная деятельность ущерб японскому суверенитету? Будет ли она учитывать имущественные права коренных жителей?».

 

Заместитель руководителя группы Хирото Кавата (Hiroto Kawata), родившийся на острове Полонского, подчеркивает: «Как можно заниматься экономической деятельностью, не решив вопрос суверенитета?». «Нет ощутимых результатов. Жаль, что проблему положили под сукно», — говорит глава отделения организации в Нэмуро Акикадзу Миятаниути (Akikazu Miyataniuchi).

 

Советско-японская декларация и ошибка Абэ

 

На самом деле понятие «северные территории» появилось не сразу после Второй мировой войны. МИД распространил его в 1964 году. Парламент стал использовать фразу «одновременный возврат всех четырех островов» с 1975 года.

Около 16 тысяч японцев, проживавших на Итурупе, Кунашире, Шикотане и Хабомае, после нападения советских войск летом 1945 года переехали в Нэмуро.

 

Люди начали требовать вернуть родину. В конце того же года мэр города Исифуми Андо (Ishifumi Ando) обратился с призывом к командующему оккупационными войсками в Японии Дугласу Макартуру (Douglas MacArthur) освободить острова от советских захватчиков, однако это движение не было всеяпонским.

 

В 1951 году Япония отказалась от южной части Сахалина и Курильских островов в соответствии с Сан-Францисским мирным договором, однако СССР не участвовал в этом договоре, поэтому принадлежность территорий определена не была. К сожалению, заведующий договорным департаментом МИД Японии Нисимура Кумао (Nishimura Kumao) признал отказ от Курильских островов, включая Кунашир и Итуруп, однако МИД Японии начинает использовать понятие «северные территории» в попытке не напоминать об этой оплошности.

 

Советско-японская декларация 1956 года постановила: «После подписания мирного договора СССР возвращает острова Шикотан и Хабомаи». Тем не менее госсекретарь США Джон Даллес (John Dulles) был обеспокоен сближением между Россией и Японией, поэтому он заявил, что если Токио подпишет мирный договор с возвратом двух островов, США не вернут Окинаву. В связи с этим правительство Японии меняет национальную политику, требуя вернуть все четыре острова сразу.

 

В совместной декларации ничего не сказано о Кунашире и Итурупе. В декларации применяется слово «передача», а не «возврат», значение которого близко к следующему: «это моя вещь, но я отдаю ее тебе». Таким образом, декларация не признает, что два острова являются японской территорией.

 

Профессор Центра славянских исследований при Университете Хоккайдо Акихиро Ивасита (Akihiro Iwashita) в интервью газете «Маинити» отметил: «Возможно, с учетом Советско-японской декларации премьер Абэ считал, что два острова находятся под японским суверенитетом и это не ограничено никакими условиями. Его ошибка заключается в том, что он исходил именно из этого».

 

Решение премьера Абэ — это не возврат

 

В мае 2016 года во время переговоров с Путиным в Сочи премьер Абэ предложил «новый подход». В сентябре того же года российско-японская встреча на высшем уровне прошла во Владивостоке. После нее Абэ с гордостью заявил, что появились перспективы для развития переговоров. Это вызвало серьезный резонанс в СМИ, которые подхватили эту новость и стали высказывать разнообразные оптимистичные мнения: от «возврат двух островов предопределен» до «возможен возврат трех островов, включая Кунашир».

Тем не менее после ноябрьской встречи с президентом Путиным в Лиме Абэ заявил: «Крайне непросто сделать большой шаг». После этого газеты стали использовать слово «сложно». Перед своей декабрьской поездкой в Японию российский лидер встретился с журналистами газеты «Иомиури» и телеканала Nippon TV. Тогда Путин подчеркнул, что в Советско-японской декларации ничего не сказано о том, под какой суверенитет и на каких условиях должны передаваться острова Шикотан и Хабомаи. Что касается Кунашира и Итурупа, то Путин вообще заявил, что это — отдельная тема, которая выходит за рамки совместной декларации.

 

Экс глава городского совета Нэмуро Такэси Хата (Takeshi Hata) поведал мне, что поскольку Путин приедет, правительство решило не требовать у него вернуть острова и не действовать в националистическом стиле. Слова Абэ о решимости урегулировать территориальную проблему в ближайшие годы пока живо его поколение, на самом деле, означают свернуть движение за возврат.

 

Предполагается, что министр экономики Хиросигэ Сэко (Hiroshige Seko) и секретарь премьера Такая Имаи (Takaya Imai), которые были убеждены в том, что им удастся вернуть острова, предоставили телеканалу NHK, который так нравится премьеру Абэ, подробную информацию о плане экономического сотрудничества из восьми пунктов. NHK распространил сенсационную новость, будто бы совместная хозяйственная деятельность означает подвижки по территориальной проблеме, и встал на защиту премьера Абэ, который даже не пообещал вернуть два острова.

 

Российско-японская совместная экономическая деятельность на островах при отсутствии договоренности об их возврате и подписание мирного договора — это отход от положений Советско-японской декларации.

 

Премьер Абэ вручил президенту Путину письмо от коренных жителей островов, с гордостью продемонстрировав то, что он стоит на их стороне.

 

Тем не менее урегулирование, о котором говорит глава Японии, — это не возврат территорий. Коренные жители остались в дураках.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.