Дональд Трамп, не устающий удивлять нас зигзагами намеченного им внешнеполитического курса, демонстрирует редкую последовательность в своих высказываниях о Владимире Путине. Американский президент обещает не допустить возвращения холодной войны, сегодня находящейся на ранней стадии, и говорит о сближении с Кремлем, правда, не уточняет, на чем оно будет основываться.


Загадка в том, какие именно мотивы движут Трампом. Является ли потенциальная «разрядка» с Россией результатом стратегического видения, основанного на необходимости примирить разногласия между Белым домом и Кремлем, или это в первую очередь разменная монета для того, чтобы заставить вашингтонский истеблишмент, европейские страны и Пекин пойти на уступки?


Отстаиваемая Трампом позиция по России вызывает дрожь как у демократов, так и у республиканцев, ведь в последние годы в стране утвердилось восприятие России как главного противника США в глобальном масштабе. Демократ Джо Байден в свои последние дни на посту вице-президента прибыл в Давос (Швейцария) и подтвердил эту тенденцию, назвав Москву «самой большой угрозой для международного демократического строя».


Риторика в духе холодной войны не обошла стороной и слушания в Сенате, посвященные номинантам в правительство Трампа. Кремль является главной угрозой для США, заявил министр обороны Джеймс Мэттис, в то время как Майк Помпео (ЦРУ) выпалил: «Россия самоутверждается в агрессивной форме через вторжение и оккупацию Украины и угрожает Европе».


Российское правительство также обвиняют во влиянии на ход американских выборов посредством кибератак и в том, что оно имеет на Трампа компрометирующие материалы касательно его бизнеса и сексуальных похождений, которые собирается использовать для шантажа. Кремль эти обвинения отрицает.


Сближаясь с Путиным, Трамп плывет против основного течения Вашингтона. В одном из своих последних интервью перед инаугурацией он отметил, что не видит разницы между президентом России и канцлером Германии Ангелой Меркель, союзником США, заявив, что, по крайней мере, на начальном этапе «намерен в равной степени доверять обоим».


Заигрывание Трампа с путинским режимом также приводит в некоторое замешательство правительство Китая. Делая попытки сблизиться с Кремлем, новый президент США сигнализирует о возможности альянса, способного подорвать укрепившиеся в последние годы связи между Россией и Китаем. Русские и китайцы сблизились в ответ на давление со стороны Вашингтона, порожденное чередой кризисов, таких как конфликт на Украине и споры в Южно-Китайском море.


Если совершаемые Трампом шаги навстречу подразумевают стратегическое видение, Вашингтон и Москва должны будут, к примеру, выстраивать совместную политику по борьбе с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещена в России) и искать переговорное решение, чтобы положить конец войне в Сирии.


Другим вектором новой двусторонней политики была бы Европа. Трамп мог бы способствовать смягчению санкционного режима в отношении России в связи с конфликтом на Украине и помочь НАТО, военному альянсу, созданному Соединенными Штатами в период холодной войны с целью противостоять СССР, избавиться от этой роли.


Ослабление позиций НАТО вызывает тревогу у европейских стран, привыкших полагаться на оборонный щит американцев.


Между тем Трамп может выступать и за более скромное сближение с Россией, чтобы в обмен заставить Вашингтон, европейских союзников или китайское правительство, так называемого «серьезного коммерческого противника», пойти на политические уступки.


Пока не ясно, какой профиль избрал Трамп: дельца или стратега. Разгадать эту головоломку значит обрести ключ к пониманию главных ориентиров, которыми будет руководствоваться в ближайшие годы президент самой мощной державы на планете.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.