Величие Америки было неоспоримым, по крайней мере, до пятницы. Но президент Дональд Трамп не сумел понять, однако предельно ясно продемонстрировал в своем позерском инаугурационном выступлении, что величие Америки сделано не в Америке. Оно иностранного производства.


Несмотря на его протекционистскую риторику под лозунгом «Америка прежде всего» (он 35 раз употребил слово «американский» в своей речи — больше, чем любой другой президент), сила и влияние США в мире лишь отчасти зиждется на военной мощи и экономическом весе. Гораздо важнее для Америки ее союзники.


Ни у одной другой страны нет такого количества союзников, и никто не использует их так эффективно. Альянс с другими странами позволил Америке победить нацистскую Германию и империалистическую Японию. Вместе с союзниками она одержала верх в холодной войне.


Вместе с союзниками Америка также переписала международные правила после окончания холодной войны, главными из которых стали глобализация, распространение демократии, всеобщие права человека, интервенция с целью предотвращения геноцида, основанный на правилах международный порядок, в котором сила отнюдь не всегда права. Эти альянсы стали основой для Запада — богатые, демократические и правовые государства с населением более миллиарда человек и совокупным ВВП почти в 30 триллионов фунтов стерлингов, что дает (или давало) миру прочную надежду на распространение справедливости, свободы, благополучия и стабильности.


Переговоры о ядерном оружии требуют терпения и знаний, чего нет у Трампа. Запад уже попал в беду: расколотый, сбитый с толку, застойный, сталкивающийся с угрозой со стороны Китая и с неудачами своей экономической модели.


Но победа Трампа привела Запад на смертное ложе. Новый президент лишь для вида говорит о важности альянсов. Он игнорирует прежние обещания. Правила у него для лузеров. Важнее всего победить. В своей речи при вступлении в должность Трамп пообещал вернуть «власть народу». «С этого дня Америка будет прежде всего».


Такой подход — хулиганский, эгоцентрический и до смешного невежественный — вызывает воспоминания об убийце из ЦРУ Отто, которого в фильме 1988 года «Рыбка по имени Ванда» играет Кевин Клайн.


Подобно этому вымышленному персонажу, который считал, что «лондонская подземка» — это политическое движение, у Трампа поразительные пробелы в образовании. Он не понимает, что такое американская «ядерная триада» — сочетание систем пуска ядерного оружия морского, воздушного и наземного базирования. Он пренебрежительно называет НАТО «устаревшей», а членство в ней ошибочным, и считает, что этот альянс никак не борется с терроризмом. Давая недавно интервью The New York Times, Трамп поставил в один ряд с Владимиром Путиным канцлера Германии Ангелу Меркель, которая является самым важным другом Америки в мировой политике.


Каждый американский президент нашего времени пытался подружиться с Кремлем. Рональд Рейган был очарован многословным и неорганизованным Михаилом Горбачевым. Джордж Буш-старший допустил похожую ошибку, пренебрежительно отозвавшись о свободолюбивых украинцах в своей катастрофической речи в 1991 году. Билла Клинтона околдовали перспективы демократии и капитализма в ельцинской России. Джордж Буш-младший посмотрел в глаза Путину и «ощутил его душу», хотя другие видели там только три буквы — К, Г и Б. А Барак Обама поддержал в 2009 году «перезагрузку», считая, что поставленный Путиным у власти президент-марионетка Дмитрий Медведев во многом изменит эту власть.


Все эти попытки закончились слезами. Советский Союз развалился. Ельцин с позором ушел из власти в обстановке повальной коррупции и экономических неудач. Путин оказался не современным реформатором, а упорным бюрократом, сначала подавившим СМИ и политические свободы у себя дома, а затем, когда высокие цены на нефть пополнили его казну, начавшим запугивать соседние страны.


Но все эти ошибки можно было исправить. Они были допущены в рамках удивительно прочного и успешного трансатлантического альянса.


НАТО, которая могла завершить свое существование в 1991 году, перестроилась и стала путеводной звездой для стран, стремящихся к интеграции своих армий и систем безопасности с демократическим Западом. Она создала контртеррористический механизм, провела успешные интервенции по свержению милитаристского режима Слободана Милошевича и положила конец войнам в бывшей Югославии, а также возглавила борьбу против талибов в Афганистане. Несмотря на многочисленные ошибочные суждения президента Обамы, под его руководством НАТО вернулась к своей первоначальной миссии территориальной обороны.


После 2009 года альянс начал осознавать угрозы со стороны России. Обама уговорил Германию принять ограниченные планы действий в чрезвычайных обстоятельствах для защиты уязвимых государств на переднем крае, таких как Эстония, Латвия, Литва и Польша. Когда Россия в 2014 году напала на Украину, эта деятельность была активизирована. В 2013 году Соединенные Штаты вывели из Европы последнюю тяжелую бронетанковую технику, но затем направили свои танки обратно на континент, чтобы усилить натовское присутствие в Польше.


Да, Соединенные Штаты вносят самый большой вклад в натовский военный бюджет — около 20%. Да, только Британия, Эстония и Польша тратят на нужды обороны и закупки современного оружия два процента своего ВВП, делая это должным образом (Греция и Турция тоже расходуют два процента, но делают это менее разумно).


Но вопреки изоляционистской риторике Трампа (в своей инаугурационной речи он сказал, что Америка финансирует иностранные армии в ущерб собственной), Соединенные Штаты борются не в одиночестве. Британия координирует оборону Эстонии. Канада присматривает за Латвией. Германия заботится о Литве.


Несколько лет назад Россия могла совершить марш через территорию прибалтийских стран, захватив их с той же легкостью, с какой она отняла Крым у Украины. Сегодня такая агрессия натолкнется на отпор десятка с лишним стран НАТО, и в ходе боевых действий погибнут тысячи солдат.


Если бы НАТО не отреагировала на провокации в прибалтийских государствах, это мгновенно убило бы альянс. Сейчас снова складывается угрожающая ситуация.


Без американского давления сохранить единство Запада в противостоянии путинскому режиму и карать его за нарушение правил будет еще труднее. Политики типа Меркель прилагают колоссальные усилия, добиваясь от европейских лидеров поддержки режима санкций. Своим успехом она отчасти обязана тихой и спокойной поддержке Америки. Сегодня такие политики как руководитель Венгрии Виктор Орбан могут говорить о том, что они занимают такие же пророссийские позиции, как и Трамп — условный лидер свободного мира.


Вторая большая опасность связана с новым ялтинским соглашением, подобным той циничной сделке, которую Франклин Рузвельт заключил с Иосифом Сталиным в 1945 году вопреки советам Уинстона Черчилля (бюст которого новый президент только что вернул в Овальный кабинет).


Но в исходном ялтинском соглашении просто признавались сферы влияния, созданные в результате наступления войск. Ялта 2.0 грозит сдачей России таких стран как Грузия и Украина, которые оказывают ей успешное сопротивление.


Однако для Трампа жизнь это лишь череда эффектных сделок. У него возникает очень сильный соблазн быстро заключить соглашение с Путиным.


Нельзя сказать, что это непременно будет катастрофа, ведь восстановить полуразрушенный режим контроля вооружений в Европе весьма желательно, особенно что касается ядерных ракет средней дальности. Мы заключали соглашения о контроле вооружений с Советским Союзом. Мы вполне определенно можем заключать их с путинской Россией.


Но такие переговоры требуют терпения и знаний, чего нет у Трампа.


Коварные российские переговорщики уже заметили, что американскому лидеру нужен успех, о котором можно было бы раструбить. Они будут пытаться расширить повестку переговоров, включив в нее вопросы европейской безопасности. Таким образом, сделки могут заключаться через головы заинтересованных стран.


Новая Ялта, которая может остановить расширение НАТО, станет явным или тайным признанием того, что Кремль обладает первостепенным влиянием на всю или часть своей бывшей империи, и может привести к снижению натовского военного присутствия в прифронтовых государствах. Это будет катастрофа.


Такие действия разрушат европейское единство, подтолкнув бывших американских союзников к поиску договоренностей с Россией. Путин будет сеять раздор, осуществлять вмешательство и запугивать другие страны с невиданным доселе размахом.


Владимир Путин заявляет, что Россия надеется на «нормализацию» отношений с Соединенными Штатами. А это ведет нас к третьей опасности — опасности просчета.


Путин торопится, сталкиваясь с серьезными экономическими и демографическими проблемами в России. Если у Трампа возникнет соблазн заключать сделки, то у Путин появится искушение их нарушать.


И здесь новый американский президент столкнется с ужасным испытанием. Если он не отреагирует, например, на провокации в прибалтийских странах, это мгновенно станет концом для НАТО. А чрезмерная реакция чревата войной.


Пожалуй, это заставит Путина задуматься. Самым сильным врагом России сегодня руководит человек, отличающийся несдержанностью. По вечерам он вступает в перепалку со знаменитостями в Твиттере, и теряет самоконтроль, когда ему перечат и делают замечания.


Трамп мало что знает о ядерном оружии, но говорит он о нем с хвастливой беспечностью.


Может, лучше не провоцировать его, каким бы ценным ни был приз? От этой слабой надежды зависит будущее Европы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.