Президент Трамп открыто заявил о своем твердом намерении улучшать отношения с Россией. Это привлекательная идея, но она не нова. Удастся ли Трампу добиться успеха там, где два его предшественника потерпели неудачу? Есть шанс на то, что удастся.


У этих двух стран немало общих интересов по широкому кругу вопросов безопасности, и содействие России в урегулировании текущих мировых проблем можно только приветствовать. Но для конструктивных отношений с Москвой потребуется нечто большее, чем хорошие личные связи между Трампом и Путиным, и чем их общие националистические и прагматические взгляды.


Взаимодействие и сотрудничество с Россией также сопряжено с рисками. Одна из опасностей заключается в том, что все может закончиться провалом и привести к усилению российской агрессивности. Но риски можно снизить, а шансы на успех увеличить, если Трамп будет взаимодействовать с Россией с позиции силы, и если Вашингтон начнет эту работу в трех областях, где достижение соглашений наиболее реально. Это исламский терроризм, Европа и контроль вооружений.


Взаимодействие с позиции силы означает, что отношения с Москвой следует выстраивать последовательно и осмотрительно. Чтобы сотрудничество с Россией не ослабило единство альянса, президент Трамп должен вначале встретиться с европейскими союзниками, которые нервничают из-за его заявлений о НАТО, Евросоюзе и России, и скептически относятся к возможностям примирения с Москвой.


Обеспокоенность европейцев дает Вашингтону возможность добиться от них принятия давно уже назревших обязательств по укреплению вооруженных сил и закупкам оружия для противостояния сегодняшним и будущим угрозам, включая сотрудничество по наращиванию оборонительного потенциала против возможных российских кибератак, которые могут повлиять на предстоящие выборы в Германии, Италии и Франции. Администрация Трампа также должна приступить к реализации программы по укреплению обороноспособности США с целью устранения недостатков в сфере обычных, кибернетических и ядерных вооружений, параллельно осуществляя сотрудничество с Россией.


Переговорные навыки Трампа подвергнутся серьезному испытанию с самого начала этого процесса, так как для достижения успеха ему понадобится добиться значительных уступок от Путина. Это крайне важно для того, чтобы успокоить конгресс, где в обеих партиях преобладают антипутинские настроения, связанные с российскими кибератаками, неразборчивыми бомбардировками в Сирии и враждебной политикой России в целом ряде регионов. С другой стороны, такие настроения ограничат возможности нового президента по облегчению санкций. На самом деле, конгресс готов принять закон о введении дополнительных санкций. Россия, со своей стороны, может вывести войска с востока Украины и убедить своих ставленников на Украине согласиться на длительное прекращение огня, а также ослабить давление на прибалтийские государства и остальные страны Европы.


После этого у администрации Трампа появится гораздо больше возможностей для расширения сотрудничества по трем главным направлениям.


Во-первых, интересы США и России больше всего совпадают в вопросах борьбы с исламистской террористической угрозой, в первую очередь, со стороны ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.). План совместной кампании по уничтожению «Исламского государства» в Сирии стал бы хорошим началом в этом отношении, и вполне мог бы привести к соглашению о последующих действиях в Сирии. Вашингтон и Москва могут выступить посредниками при заключении сделки, в рамках которой режим сохранит свою власть на подконтрольных ему в настоящее время территориях, а в удерживаемых оппозиционными силами районах будут созданы конфедеративные административные образования, после чего начнется долгосрочное политическое урегулирование, и будет решена судьба Асада.


Во-вторых, Вашингтон во взаимодействии с союзниками может помочь Киеву и Москве прийти к соглашению, в котором будут соблюдены законные интересы Москвы и обеспечена украинская независимость. В современной истории есть несколько прецедентов, которые Украина может использовать в качестве примера. Теоретически она может вступить в НАТО. Но есть и более практический вариант на ближайшую перспективу, при котором она выберет полный нейтралитет, как это делала Австрия во время и после холодной войны. Украина, подобно Швеции, может остаться нейтральным государством, налаживая при этом прочные связи с НАТО. Либо же она, как Финляндия, может остаться полностью нейтральной, а потом в подходящее время стать партнером НАТО. Трамп должен настоять на мерах по защите украинской независимости и суверенитета. Отношение к Крыму, между тем, может быть таким же, как к прибалтийским странам во времена холодной войны. Не признавая Крым частью России, Вашингтон, тем не менее, может поддерживать с ней нормальные отношения.


Контроль вооружений дает третью возможность для взаимодействия. Россия и Соединенные Штаты Америки заинтересованы в нераспространении оружия массового уничтожения в Иране, Северной Корее и даже в Китае. Президент Трамп выразил желание сократить количество ядерных вооружений, которыми обладают США и Россия. Новой администрации надо будет разработать конкретные предложения. Но почти при любом сценарии Россия наверняка будет выражать обеспокоенность по поводу американской системы противоракетной обороны. Несмотря на заверения США в том, что ПРО в Европе предназначена для противодействия угрозам со стороны Ирана, Москва считает, что эта система ослабляет ее силы стратегического сдерживания. Соединенные Штаты должны подумать о том, как можно снизить эту обеспокоенность России, не отказываясь при этом от систем противоракетной обороны от иранских ракет. Это должно стать частью общего соглашения о контроле вооружений.


Многочисленные провалы попыток заключить крупную сделку между США и Россией вызывают озабоченность, и эти неудачи требуют серьезного анализа и извлечения уроков. Но обе стороны заинтересованы в том, чтобы такая сделка состоялась и заработала. Россия нуждается в улучшении отношений с Западом для развития собственной экономики, а враждебные отношения с Москвой лишают США потенциально ценного партнера на Ближнем Востоке и в борьбе с терроризмом. Кроме того, враждебные отношения забирают ресурсы, необходимые для противодействия усиливающемуся Китаю, в чем Россия также должна быть заинтересована.


Президент Трамп должен проверить, можно ли улучшить отношения между Россией и США к выгоде обеих стран. Шанс на успех у него есть. В отличие от двух предшественников, он по всей видимости не склонен добиваться внутренних перемен в России и ратовать за немедленное дальнейшее расширение НАТО. Эти корректировки в американской политике вполне могут вызвать благоприятную реакцию со стороны Путина. Тем не менее, состояние отношений между двумя странами в последнее время требует, чтобы Трамп делал это на базе укрепления американской мощи и сил сдерживания.


Залмай Халилзад был представителем США в ООН при президенте Джордже Буше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.