Президентский дворец — копия Белого дома, огромный концертный зал напоминает распустившийся цветок, а смотровая башня высотой 105 метров похожа на гигантский чупа-чупс. Именно необычные архитектурные строения Астаны так восхищают гостей города.


В понедельник в столице Казахстана стартуют инициированные Россией мирные переговоры по Сирии. В отличие от встречи, организованной ООН в Женеве, в Астане речь пойдет не о путях урегулирования сирийского конфликта в целом. Повестка дня ограничивается обсуждением вопроса о сохранении режима прекращения огня в Сирии, действующего с 30 декабря. Политические темы, касающиеся временного правительства, перевыборов или судьбы президента Башара Асада, на обсуждение не выносятся. Каким бы скудным не казался список тем, встреча в Астане знаменует собой новое соотношение сил в Сирии, а также свидетельствует о доминирующей роли России в регионе.


Владимир Путин бросил клич, и основные действующие лица гражданской войны безо всякого сопротивления приняли приглашение российского президента. Представители сирийского режима и повстанческих групп впервые встретятся лицом к лицу. Такого еще не было. Лишь консервативная фракция салафистского союза «Ахрар аш-Шам (запрещенная в России организация — прим. ред.) и малые группировки не примут участия в переговорах, однако «поддерживают» их, как указывалось в официальном заявлении. Экстремисты из «Исламского государства» (ИГИЛ) (запрещенная в России организация — прим. ред.), а также из группировки Аль-Каиды «Джебхат Фаттах аль-Шам» (запрещенная в России организация — прим. ред.) вообще не были приглашены.


В Астане все по-другому


Никогда ранее сирийскую оппозицию не удавалось настолько легко убедить принять участие в обсуждении мира. На переговорах под эгидой ООН в Женеве они выдвинули непреодолимые предварительные условия, что в итоге привело к срыву переговоров. В Астане, по-видимому, все иначе. Ведь после поражения в Алеппо повстанцам больше ничего не остается. После их ухода из восточной части города мятежники были вынуждены признать: соотношение сил сместилось не в их пользу.


Они — проигравшие в новом распределении политических сил в регионе. Они больше не могут рассчитывать на своих старых близких союзников — Турцию, Саудовскую Аравию и Катар. Без поддержки последних остается лишь одна альтернатива: гибель либо переговоры. У повстанцев нет никаких шансов против России и иранских ополченцев.


На протяжении пяти лет они были врагами. Но потом, в августе прошлого года, Реджеп Тайип Эрдоган неожиданно назвал своего российского коллегу «дорогим другом Владимиром». Возможно, Турция попросила в качестве оплаты новой дружбы разрешение на военное вмешательство на севере Сирии. Так Анкара смогла остановить ненавистных ей курдов до того, как они объединят свои пограничные территории. В то же время Турция больше не возражает против Асада в качестве главы государства — это дал понять премьер-министр Мехмет Шимшек (Mehmet Simsek) на экономическом форуме в Давосе.


США исключили себя из игры


На данный момент Россия и Турция вместе с Ираном преследуют одинаковые цели и торопятся принять окончательное решение по гражданской войне в Сирии. США со своей выжидательной позицией уже давно выбыли из игры. Россия продемонстрировала в Сирии, как можно поставить перед фактом, предприняв решительные действия.

Официальный представитель делегации сирийской оппозиции на переговорах Яхья аль-Ариди общается с журналистами. 24 января 2017


В пятницу Кремль обеспечил себе военное присутствие в порту Тартуса и на авиабазе Хмеймим под Латакией: Россия заключила соответствующий договор на ближайшие 49 лет. Можно лишь гадать, каким образом новый президент США Дональд Трамп намерен исправить провальный политический курс своего предшественника Барака Обамы в отношении Сирии. Путин поручил отправить новому советнику Трампа по вопросам безопасности приглашение к участию в переговорах в Астане.


Триумвират стран во главе с Россией без труда дергает за ниточки. Они держат своих союзников под жестким контролем. Правительству в Дамаске не выжить без военной помощи России и тегеранских солдат. Асад надеется на «добровольное разоружение повстанцев», в ответ на это в Москве, в свою очередь, лишь устало качают головой. Без поддержки Турции мятежники не в состоянии вести продолжительную борьбу против режима. Им нужно оружие из-за рубежа, а оно должно пересечь турецкую границу.


Страны Персидского залива бросают оппозицию на произвол судьбы


А что насчет Саудовской Аравии и Катара — монархий Персидского залива, так щедро спонсировавших сирийскую оппозицию в финансовом и военном отношении? Саудовское королевство и Турция, некогда ожесточенно добивавшиеся расположения сирийских повстанческих групп, за последние два года поразительным образом сблизились. Это сближение было подтверждено заключением договоров о сотрудничестве, и теперь Саудовская Аравия инвестирует миллиарды в экономику Турции. Катар приобрел 19,5% акций российской компании «Роснефть», добывающей пять миллионов баррелей нефти в сутки. В декабре сообщалось, что эмират заплатил за свою долю 11,5 миллиарда долларов.

Посланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура


«Все знают об этих сделках», — говорит один из представителей повстанческой группировки «Нур-ад-Дин аз-Зинки». «Катарцы и аравийцы не выступают против переговоров в Астане. Они не вмешиваются, для них, как обычно, главное — деньги». Группировка «Нур-ад-Дин аз-Зинки» не имеет своих представителей на переговорах в Казахстане. «Мы по-прежнему можем договориться с участниками переговоров», — считает командир группировки, пожелавший остаться анонимным. «Многие боевики совершенно недовольны встречей в Астане», — утверждает он. Если они примут участие в конференции, то могут перейти на сторону группировки «Аль-Каиды» «Фаттах аль-Шам». То же касается группировки «Ахрар аш-Шам». «У них — между сторонниками жесткой и умеренной политики — большие проблемы».


Повстанческие фракции, сидящие за столом переговоров в Астане, настроены воинственно. «Мы хотим проверить, насколько серьезно Россия настроена на то, чтобы склонить режим и его вооруженные формирования к сохранению режима прекращения огня», — говорит Мамун Муса Хадж, представитель «Сукур аш-Шам», одной из первых группировок, в декабре подписавших соглашение о прекращении огня. «В прошлом было много обещаний, но держать слово никто не собирался», — утверждает Хадж в интервью Die Welt. «Русские говорят, что не заинтересованы в политическом выживании Асада и что это должен решать сирийский народ. Звучит красиво, остается только доказать это на деле».


Они все еще верят в то, что у них есть выбор и они могут вести переговоры так, как им хочется. А между тем, повстанцев прижали к стене. Последняя крупная опора их власти находится на севере Сирии — это провинция Идлиб, в которой «Фаттах аль-Шам» играет главную роль. Тот, кто не успеет оперативно от них дистанцироваться и заключить соглашение с Россией, погибнет вместе с радикальными джихадистами. Наступление на Идлиб — лишь вопрос времени. Даже Турция, которая выступает как посредник между повстанцами и Россией, ничего в этом не изменит.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.