В воскресенье в полдень они, вероятно, будут вместе стоять на сцене атриума в Доме Вилли Брандта. Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) сможет тогда похвалить своего старого приятеля Мартина Шульца (Martin Schulz), рассказав о том, что этот товарищ умеет, как он может увлечь людей, как смело он отстаивает основные социал-демократические ценности. Все это Габриэль, вероятно, упомянет.


А потом, конечно, должен будет выступить Шульц, кандидат на пост канцлера от СДПГ и преемник Габриэля в качестве главы партии. Социал-демократ с буквально образцовой карьерой, вышедший из самых низов. Европейский политик в течение многих лет, популярность которого в рядах партии велика, как лишь у немногих. Человек, который за три четверти года до выборов должен помочь партии с ее 20-процентной низкой популярностью снова обрести уверенность. Соперник, который хочет после двенадцати лет изгнать Ангелу Меркель (ХДС) с поста канцлера.


Шульц — захватывающий оратор. Он может объяснить Европу, умно, исторически начитанно, с эмоциями и рейнским юмором. Иногда он говорит очень громко, резко, тогда он разделяет, заостряет, полемизирует. Против правых популистов, против позабывших историю и врагов Европы, против «рыночных радикалов», как он их называет. «Мартин в любой палатке может зажечь слушателей, — говорит Ахим Гроссманн (Achim Großmann), бывший госсекретарь и, возможно, ближайший друг Шульца. — Он может уговорить монашку уйти из монастыря».



В качестве кандидата на пост канцлера ему придется в ближайшие месяцы много выступать. При этом 61-летний политик должен сразу же отойти от своей любимой европейской темы. Мартин Шульц вдруг становится национальным политиком. На выборах в бундестаг 24 сентября он стремится занять самый важный пост в стране.

Чтобы въехать в ведомство канцлера, ему надо показать СДПГ некий результат, который бы значительно превышал результаты последних опросов. С 20% или 21% канцлером не станешь. Даже уже результат в 23% или 24% был бы в связи с конкуренцией АдГ приличным. 25,7%, которые СДПГ получила на последних выборах в 2013 году, считались тогда плохим результатом. Сегодня товарищи были бы благодарны за такую поддержку народа. Любой результат, превышающий 25,7%, расценивался бы в сентябре как сенсация.


Может ли Шульц вообще заниматься политикой ФРГ?


До этого Мартину Шульцу предстоит еще многое сделать. Он должен ознакомиться с политикой ФРГ, о важнейших темах которой он знает. Но в состоянии ли он действительно понять все насущные проблемы, касающиеся рынка труда, социальной политики и здравоохранения? Что думает он о выравнивании пенсий на востоке и на западе страны и о будущем страхования по уходу? Как раз для СДПГ это важные темы.


Некоторые в СДПГ опасаются, что с Шульцем может произойти похожее несчастье, как и с Пеером Штайнбрюком (Peer Steinbrück) и его различными проблемами. Не поджидает ли Шульца еще какая-либо плохая история из его брюссельского прошлого? Какой-нибудь скандал, какой-нибудь тайный сговор в ЕС?


Кроме того, может ли политический противник атаковать Шульца с помощью кампании, которая бы напоминала о его требовании евробондов и большего снисхождения к задолжавшим южноевропейским странам? И наконец — есть ли у Шульца стабильное окружение сотрудников, которые бы уверенно вели его по берлинскому политическому предприятию?


Шульца ожидает, пожалуй, самый напряженный год в его карьере. Если он проиграет выборы 24 сентября, то он потеряет и надежду на большое политическое будущее на берлинской сцене. Тогда Шульцу грозит карьера простого депутата. Для мандата этого будет уже достаточно, первое место в земельном списке Северной Рейн-Вестфалии гарантировано.


Опять младший партнер Меркель? Для многих это самое большое наказание


Еще более жестокими, чем предвыборная борьба, могут стать возможные коалиционные переговоры с ХДС и ХСС. Снова создать коалицию с Меркель — для многих в СДПГ это было бы высшей мерой наказания. Хотя Шульц не будет исключать такой вариант. Но он должен бороться за большее. А именно за то, чтобы стать социал-демократическим канцлером, четвертым после Брандта, Шмидта и Шредера. Возможно, с помощью Зеленых или Левых, или с Зелеными и с Либерально-демократической партией Германии.


Он должен будет обозначить как перспективу, как притязание на власть — ведомство канцлера. Это притязание на власть СДПГ, пока все еще второй по величине партии в стране. И именно поэтому она решила сделать Шульца своим кандидатом на пост канцлера.


Согласно опросам, немцы гораздо больше доверяют Шульцу, чем Габриэлю. И они больше верят в то, что не Габриэль, а Шульц победит Меркель. Ту женщину, которая Шульца ценит, и с которой он встречался на различных европейских саммитах. Ту женщину, мобильный номер которой он в течение многих лет носит при себе, с которой он может говорить доверительно. Ту женщину, которой он три года назад навязал пост главного кандидата на европейских выборах для ее партии. Ту женщину, которой он охотно противостоял бы и в качестве президента еврокомиссии.

Из этого не вышло ничего, а теперь он хочет стать преемником Меркель на посту канцлера. Но насколько устойчивы положительные опросы в отношении Шульца? Возможно, показатели популярности Шульца вскоре обрушатся. Или же он сконцентрируется, сможет набрать баллы против Меркель, которая много утратила из своей былой славы.

Речь идет об уточнении профиля партии


Как участник предвыборной борьбы Шульц должен будет точно определить профиль СДПГ как партии социальной справедливости. Шульц понимает свою партию как способ «защиты маленьких людей» (Йоханнес Рау (Johannes Rau), и в любом случае он готов к социально-популистской предвыборной борьбе против «богатых».


При этом Шульц никогда не принадлежал к левому крылу. Сформированный коммунальной политикой, Шульц считается прагматиком. Идейные видения и социализм резолюций в его партии ему скорее чужды. То, что он в последнее время в первую очередь поддерживался левым крылом, получилось прежде всего потому, что его протагонисты проклинают Габриэля, а строгого организатора Олафа Шольца (Olaf Scholz) боятся.


Но того, чтобы угодить только левым социал-демократам, будет недостаточно. Шульц должен представлять всю СДПГ, и он должен голосами бороться против главного соперника — ХДС. Ораторских сил, находчивости ему не занимать. Немного юмора рядом с речевыми мыльными пузырями Меркель явно не повредило бы предвыборной борьбе. Однако легкомысленный язык Штайнбрюка в 2013 году будет служить Шульцу предостерегающим сигналом.


Нынешняя предвыборная борьба в бундестаг будет жестче, чем многие до сих пор


Как участник предвыборной борьбы Шульц может иногда обращаться к своей собственной биографии. История жизни молодого человека, который упустил возможность в нужный момент получить аттестат зрелости, карьера которого как начинающего профессионального футболиста резко оборвалась, который попал в алкогольную зависимость, но снова нашел силы собраться и с тех пор не пьет ни глотка. Который в 1982 году открыл «Книжный магазин Мартина Шульца», стал бургомистром своего родного города Вюрзелен, а затем депутатом парламента ЕС, и наконец его президентом.

Летом 2016 года Шульц начал подумывать о возможности стать кандидатом от СДПГ на пост канцлера. Осенью он так интенсивно занимался этим вопросом, что Габриэль даже негодовал, опасаясь, что его друг не получит вообще никакой должности. Эва-Мария Фойгт-Кюпперс (Eva-Maria Voigt-Küppers), депутат земельного парламента Северной Рейн-Вестфалии от СДПГ, знает Шульца с общих лет в рядах Jusos (Союз молодых социалистов в СДПГ — прим. перев.) в Вюрзелене. Насчет его честолюбия у нее уже тогда не было никаких иллюзий, говорит Фойгт-Кюпперс спустя четыре десятилетия: «Было ясно, что он не собирается заниматься политикой во втором ряду».


Теперь этот Мартин Шульц берет на себя личную ответственность за СДПГ в предвыборной борьбе в бундестаг, которая будет жестче, чем многие до сих пор. В которой речь пойдет не только о благополучии его собственной партии, а о силе демократического центра.


Предвыборная борьба, в которой в основном будет зависеть от Шульца останется ли СДПГ в европейском кризисе социал-демократии своего рода твердой скалой в бушующем море — или и она тоже исчезнет из-за бесполезности, где-то между консерваторами, а также левыми и правыми популистами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.