Еще одна проблема мировоззрения любителей подстрекать к войне. Да почему Россия должна напасть на Швецию?

Чтобы отпугнуть своих врагов, рыба-еж может раздуться до размера гораздо большего, чем обычный. Это и сделал президент Владимир Путин с помощью значительного военного успеха в Грузии в 2008 году и на Украине в 2014 году. Но цена оказалась высокой из-за экономических санкций и дурного отношения мировой общественности. Подвергнутая остракизму и униженная рыба-еж — вот кого явно напоминал обедающий в драматическом одиночестве на саммите G20 в Брисбене Владимир Путин.

Пару лет спустя он взял реванш. Сейчас Путин — центральное действующее лицо в сирийской войне и борьбе против ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России — прим. пер.). Наступательная дипломатия в отношении Израиля и Турции усилила роль России в регионе. Европейские правые популисты видят в Путине друга. Отношения с Японией и Китаем — лучше, чем когда-либо за последнее время. А в Белом доме теперь поселился дружелюбно настроенный к русским поклонник Путина, который не уверен, что оборонные гарантии НАТО должны соблюдаться.


Все это происходит в момент, когда ЕС парализован миграционным кризисом и выходом Великобритании, а председатель студенческого совета Барак Обама теперь на своей странице в интернете составляет план лекционного тура.

Неудивительно, что призрак старого доброго ужаса перед русскими то и дело возникает в шведских дебатах по вопросам обороны. На государственной военной конференции «Народ и оборона» на прошлой неделе участники получили практически мазохистское удовольствие, слушая отчет о наращивании российской мощи. А буржуазные партии тем временем настаивают на вступлении Швеции в НАТО и усиленном вооружении страны.

 

Явная проблема с мировоззрением шведских подстрекателей к войне состоит в том, что практический эффект от их мер по усилению безопасности наступит не раньше, чем Трамп и Путин выйдут на пенсию. Процесс вооружения требует времени. Помните, как слабы мы были, когда разразилась Вторая мировая война. Сильными же мы стали в долгий мирный период холодной войны.
Страховка, которую дает усиленная оборона, конечно, все-таки может быть хорошей идеей. Но подобно тому, как генералы любят строить планы по поводу вчерашней войны, политики выделяют бюджет на сегодняшние угрозы. Не на будущие.

Еще одна проблема мировоззрения разжигателей войны. Зачем России нападать на Швецию? Ян Гийу в прошлом году рассматривал такой сценарий:


«Начиная с настоящего момента Россия де-факто воюет со всем ЕС. Вся торговля прекращена, культурные и экономические связи оборваны, все активы России в ЕС так или иначе изъяты. США вряд ли займут какую-то другую политическую позицию. Таким образом, Россия потерпела самое сокрушительное в современной истории страны политическое поражение» (Aftonbladet, 7 февраля 2016).

Нарушение границ Грузии и Украины, пусть и грубое, было продиктовано совсем другими мотивами. Это случилось на «собственном заднем дворе» России, после того как эти страны сделали поползновение вступить в НАТО. Вторжение было продиктовано смесью паранойи с желанием обезопасить себя, а не экспансионизмом.

Конечно, мировое сообщество должно было отреагировать мощнее и более последовательно. Если русские чуют слабость, они идут в наступление, чтобы скрыть свою собственную уязвимость. Это искажает мировосприятие заинтересованных сторон. Рыба-еж Путин выглядит сильным, а великаны НАТО и ЕС выглядят слабыми.

На самом деле русская экономика подвергается серьезным испытаниям из-за падающих цен на нефть, коррупции и нехватки инноваций. А оборонный бюджет России не составит и одной пятой оборонного бюджета США. Но благодаря умелому маневрированию сейчас разыграна сильная карта, касающаяся переговоров.

Хотите мира в Сирии? Помощи в борьбе против ИГИЛ? Спокойствия для наших соседей, например, в Прибалтике? Прекрасно, тогда вы должны быстренько отменить свои санкции и предоставить нам еще какие-нибудь экономические выгоды.

Отлично сыграно. Но это вовсе не значит, что эффект будет долгим. Приписывать русским гору мускулов, которых они на самом деле не имеют, может быть просто опасно. С одной стороны, из-за страха мы можем стать слишком покорными и спровоцируем русский экспансионизм. С другой стороны, есть опасность занять уж слишком конфронтационную позицию и тем самым создать атмосферу подозрительности и закрытых дверей. В свете этого промерзшие до дна шведско-русские отношения выглядят особенно печально.

Те, кто знает рыбу-ежа, слышали, что она под именем фугу считается особым японским деликатесом, который могут готовить только специально обученные повара, так как в ней содержится смертельный яд. Обращаться с оснащенной ядерным оружием Россией Путина — не менее деликатная задача.


Но это все-таки нужно делать. При правильных условиях.