Читатель Zapollo пишет: «Я — белый мужчина. Образованный и интеллигентный любитель артхаусного кино, кофеен и классического блюза. Со стороны я, наверное, выгляжу типичным леваком и хипстером.


Тем не менее, в последнее время меня начинают привлекать некоторые идеи альтернативных правых. Разумеется, я все про них понимаю — мне хватает для этого и мозгов, и осведомленности. Однако они все равно вызывают у меня определенную симпатию, потому что сейчас мне — хотя ни власти, ни привилегий у меня нет — постоянно и со всех сторон говорят, что я — раковая опухоль, главная проблема страны и виноват буквально во всем.


Я принадлежу к самым низам среднего класса. У меня никогда не было новой машины, я экономлю на ремонте и сам стараюсь ремонтировать все, что ломается у меня дома. Я сам подстригаю свой газон, сам мою за собой посуду, ношу одежду из Walmart и даже не могу себе представить, как я буду уходить на пенсию. При этом если верить нашей прессе, я просто утопаю в незаслуженных власти и привилегиях, и Америка станет намного лучше, чище и добрей, когда я, наконец, сдохну.


Честное слово, на этом фоне многие заявления альтернативных правых — просто теплая, расслабляющая ванна. То самое «безопасное пространство», если угодно. Да, часть их идеологии мне неприятна, но вот идеи о том, что быть белым мужчиной — это нормально, и что мы вправе гордиться собой, ОЧЕНЬ соблазнительны, и мне каждый раз нужно некоторое интеллектуальное усилие, чтобы сопротивляться их очарованию. И даже не принимая идеологию в целом, я все равно продолжаю читать этих людей, потому что все остальные то и дело объявляют меня корнем любого зла в этом мире. Если даже мне, человеку довольно культурному и образованному, трудно бывает противостоять обаянию некоторых идей, то полагаю, что для многих других не поддаться ему почти невозможно.

 

Поразительно, что большинство левых этого как будто не осознают и продолжают всеми силами взращивать соответствующие настроения. При этом они без труда понимают и даже оправдывают симпатии недовольных чернокожих мужчин к агрессивному черному радикализму. Их не смущает откровенный расизм «Ла Расы». Так почему же они не могут поставить себя на место недовольного белого мужчины и понять, почему его привлекает нечто в том же духе? Или все же могут — но почему они тогда с таким презрением о нем отзываются? Разве так бы они отнеслись, скажем, к чернокожему, вступившему в «Нацию ислама»?

 

Прошу прощения, но вариантов у нас — всего два. Либо вы выступаете за ту или иную форму универсализма и стремитесь всех объединить, либо получаете соперничающие племена. Третьего не дано. Не хотите универсализма — тогда вам придется смириться с тем, что непременной частью политического спектра будут различные формы открытого белого национализма. Они не обязаны никому нравиться, но вам придется смириться с их существованием — и привыкнуть к неминуемо вытекающим из него насилию и конфликтам.

 

Скажу откровенно, если левые не забудут про свою «политику идентичности», то они сами будут виноваты в том, что будет происходить дальше. Многие из нас не хотят и никогда не хотели жить в племенном обществе. Но молодежь, увлеченная идеями белого национализма, будет играть по тем правилам, которые есть, — и будет стремиться по ним выиграть. Не говорите потом, что вас не предупреждали».
Обратите, пожалуйста, внимание на эти слова. Это важно.


Дополнение от другого читателя:


«Я очень хорошо понимаю, что этот человек имеет в виду. У нас с ним немало общего: я тоже белый гетеросексуальный мужчина христианского вероисповедания, а вдобавок еще и южанин. К тому же я учусь в гуманитарной аспирантуре — по одной из тех специальностей, в которых мой демографический профиль регулярно и открыто объявляют источником всего мирового зла. Так что я, можно сказать, слежу за происходящим из первого ряда. И абсолютно согласен с автором.


Пару недель назад я заметил в разговоре с женой, что за последние месяцы выходки левых сделали из меня большего расиста, сексиста и гомофоба, чем я мог себе представить раньше. Мне это самому не нравится, поэтому я стараюсь следить за собой и не допускать рефлекторных реакций (да и как христианин я должен в первую очередь стремиться любить своих ближних), однако левые, в отличие от меня, этого не делают. Похоже, они не понимают, что своим поведением превращают умеренных и склонных к компромиссам людей вроде меня в полноценных радикальных реакционеров. Теперь я готов прислушиваться к идеям, от которых раньше просто бы отвернулся. Я совсем не считаю себя эталоном рациональности и самоконтроля, но меня тревожит, что, если даже я готов рассмотреть (осторожно и критически) некоторые из этих идей, найдутся и люди, которые безоглядно в них поверят — или просто сочтут, что обстоятельства не оставляют другого выхода. Если левые хотят племенного общества, значит, я буду на стороне своего племени. В первую очередь это, разумеется, означает Церковь, но в дальнейшем, возможно, будет подразумевать и некоторые другие общности — что ничего хорошего явно не предвещает».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.