Есть ли основания опасаться России?

Сами россияне, во всяком случае, считают именно так, если верить результатам опроса общественного мнения, проведенного на этой неделе российским социологическим центром ФОМ.

86% из 1,5 тысяч участников опроса из 53 российских регионов ответили, что Россию в мире боятся. Но наиболее примечательной была реакция на последующий вопрос: «А это хорошо или плохо, что в мире Россию боятся?»

75% ответили, что хорошо, в то время как лишь 12% сочли, что плохо.

«Это со всей очевидностью указывает на то, что общая картина конфронтации, прославления войны и теорий заговоров, которая преобладает на общенациональном телевидении и о которой в Disinformation Review неоднократно писалось, на самом деле самым непосредственным образом повлияла на мнение россиян о роли своей страны в мире», — пишут авторы анализа, проведенного Оперативной рабочей группой по стратегическим коммуникациям (East Stratсom Task Force), подразделения по сокрушению мифов, созданного при ЕС, о котором так много говорят.

Это не значит, что русские жаждут войны. То, что кто-то хочет, чтобы его воспринимали как нечто пугающее или, во всяком случае, устрашающее, может иметь вполне законные причины, если ставится цель помешать тому, чтобы на страну напали: как было с монголами в 13-м веке, Наполеоном в 1812 году или Гитлером — в 1941 году.

Но это предполагает принятие нарратива Москвы о НАТО как агрессивном военном блоке, который готов вторгнуться в страну. Или помочь «пятой колонне», критикующей существующий в России режим, которая спит и видит, как бы свалить Путина, уничтожить могущественную империю, переправить национальные богатства страны на Запад и насадить в России презрение к Богу, псевдокультуру и гомосексуализм.

Подготовка к войне или растяжка?

Подобная оценка уровня натовских амбиций, наверняка, покажется большинству датчан довольно странной. Но именно ее россияне днем и ночью получают по телевидению и из других находящихся под контролем государства СМИ.

«Масштабное размещение американских войск в Европе является мощным потенциалом для разрушения структуры европейской безопасности. Оно создает новую военно-политическую реальность и ведет к существенному дисбалансу сил на континенте», — заявлялось недавно в комментарии официального представителя российского МИД Марии Захаровой, которая, помимо этого, рассказала об «американских военных приготовлениях в Европе» и «попытках навязать нам модель конфронтации, напоминающую о холодной войне».

Заявление стало реакцией на ведущееся размещение воинских контингентов из США и других стран НАТО, в том числе, датских, в Польше и Прибалтике. Речь идет о — в общей сложности — 4 тысячах солдат, размещаемых на основе ротации, что НАТО рассматривает как «растяжку» в защите от возможной российской агрессии. Их надо рассматривать на фоне по меньшей мере 30 тысяч российских солдат в непосредственной близости от западной границы страны и планов создания трех новых дивизий в своих западном и южном военных округах, о которых Россия объявила.

Бряцание оружием и интервенции

С точки зрения Москвы, рассматривать расширение НАТО после распада СССР как направленное против России не является чем-то неестественным. То же самое можно сказать и о новых системах противоракетной обороны в Польше и Румынии, где объяснения НАТО о том, что в данном случае речь идет о защите от иранской ядерной угрозы, выглядят не особенно убедительными.


Но там, где Запад сильно разоружился после окончания холодной войны, Россия в последние годы существенно нарастила мускулы. Россия, например, провела военные учения, в частности, с использованием условного ядерного оружия, которые значительно превосходят натовские учения и по масштабу, и по частоте. Известные российские телеведущие, комментаторы и — более сдержанно — политики высокого уровня потрясают ядерным оружием России так, что невольно вспоминаешь Северную Корею. Дважды на протяжении последних десяти лет Россия с помощью военной силы захватывала территории поблизости от себя.

Сначала — в Грузии в 2008 году, когда Москва с помощью серии провокаций вынудила тогдашнего президента Грузии Михаила Саакашвили потерять голову и напасть на поддерживаемую Москвой мятежную грузинскую республику Южная Осетия, на что Россия ответила настоящим вторжением. А впоследствии признала и Южную Осетию, и другую мятежную республику в Грузии, Абхазию, независимыми государствами.

Потом на Украине в 2014 году, где Россия завоевала и аннексировала Крымский полуостров, а потом — несмотря на то, что Москва по-прежнему это отрицает — оказала масштабную военную помощь сепаратистам в Восточной Украине. Так называемые Народные республики в Донецке и Луганске едва ли могли бы быть провозглашены без существенных пророссийских настроений на местах. Но они никогда не могли бы быть созданы без активной поддержки Москвы.

Служба разведки: вызов для Дании

Существует ли риск новой агрессии со стороны России? Ответ: никто не знает.

Вряд ли угроза является неоспоримой. В обозримом будущем никто не представляет себе на Борнхольме «маленьких зеленых человечков» — как те, что были в Крыму. Но вряд ли можно винить украинцев, молдаван, грузин, эстонцев, латышей, литовцев и поляков в том, что они принимают свои меры предосторожности, поскольку они ежедневно подвергаются пропаганде и давлению со стороны Москвы.

И если страны Балтии — вопреки ожиданиям — падут, насколько безопасно сможет чувствовать себя Финляндия? Швеция? Совершенно неожиданно и до Дании оказалось не так далеко.

«Наращивание Россией военной силы и ее модернизация даст этой стране большую возможность действовать по отношению к Западу, хотя Россия не хочет идти на риск прямой военной конфронтации с НАТО. Но недоверие России по отношении к Западу и ее готовность к риску увеличивает риск недоразумений и просчетов. Все это ведет к большей неуверенности, в том числе, и в регионе Балтийского моря, и Россия в будущем по-прежнему будет оставаться существенным вызовом для Запада и Дании в области политики безопасности», — говорится в последнем документе, посвященном анализу рисков, Службы разведки вооруженных сил Дании.

Закадычные друзья Путин и Трамп?


Этот вызов вряд ли стал меньше после избрания Дональда Трампа на пост президента США. Да, недавно он подчеркнул, что поддерживает НАТО, но, похоже, Европа интересует Трампа гораздо меньше, чем его предшественников.

В субботу вечером у Трампа состоялся первый после инаугурации телефонный разговор с президентом Владимиром Путиным. По сообщению Кремля, «разговор проходил в позитивной и конструктивной атмосфере», и в ходе этого разговора обе стороны «подчеркнули важность восстановления взаимовыгодных торговых и экономических отношений».

Едва ли это можно толковать иначе, нежели как прелюдию к постепенной отмене санкций в отношении России.

«Киев, Вильнюс, Рига, Таллин, Варшава, Осло, Стокгольм и НАТО — в ужасе от результатов разговора Путин-Трамп. Готовятся к „трудным временам“», написал в Твиттере Алексей Пушков, бывший председатель Думы по международным делам, а сейчас депутат верхней палаты российского парламента.

Позднее Пушков написал, тоже в Твиттере:

«Мне из сейма Латвии сообщили: „НАТО сильна и едина“. Но заклинания не помогут. НАТО не была едина по Ираку. И единство по России тоже даст трещины».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.