Иммиграционный указ президента Дональда Трампа оказался настолько неуклюжим, подчеркнуто недружелюбным и плохо продуманным, что это скрыло крайне неудобную правду от глаз всех тех, кто выступил против него: США отказывали множеству мусульман во въезде на свою территорию еще до прихода Трампа к власти.

 

В своем заявлении, с которым Трамп выступил вечером в воскресенье, 29 января, он отметил, что выбранные им семь стран — Иран, Ирак, Сирия, Ливия, Сомали, Судан и Йемен — совпадают со списком стран, содержащимся в Акте об усовершенствовании программы безвизового въезда и о предотвращении поездок лиц, связанных с терроризмом, который был принят при президенте Бараке Обаме. Этот закон, который нельзя было назвать полноценным запретом — и который не ставил владельцев гринкарт и двойного гражданства в крайне затруднительное положение на границе — требовал, чтобы жители этих стран, имеющие двойное гражданство, и все те, кто их посещал, получали визу на въезд в США. Однако правда заключается в том, что эти страны были официально названы потенциально опасными еще при президенте Обаме, а вовсе не при Трампе.

 

Трампа критикуют за то, что он не включил в этот список другие страны, несмотря на то, что они тоже представляют собой угрозу для США. К примеру, Саудовская Аравия, чьи граждане совершили теракты 11 сентября, или Тунис, который в расчете на душу населения поставляет «Исламскому государству» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) больше боевиков, чем любая другая страна мира. Однако эта практика тоже существовала еще до прихода Трампа к власти. Обратимся к статистике отказов на выдачу гостевой визы. В 2016 году США отказали в выдаче гостевой визы B всего 4% граждан Саудовской Аравии, тогда как в среднем для всех остальных стран, не попадающих под действие программы безвизового въезда, этот показатель равнялся 31,4%. Для Туниса процент отказов составил 16%.

 

Тем не менее в целом статистика выдачи виз на въезд в США — без учета стран, входящих в программу безвизового въезда — свидетельствует об определенной предвзятости по отношению к мусульманским странам.

 

Вероятно, во многом такая предвзятость по отношению к мусульманам объясняется сравнительной бедностью мусульманских стран. В конце концов, когда речь заходит о богатых государствах Персидского залива, процент отказов в выдаче виз ничтожен. Однако есть большое количество бедных стран Африки и Азии, чьих граждан США встречают с большей радостью, чем мусульман. Процент отказов в выдаче виз гражданам Зимбабве, Восточного Тимора или Индии остается ниже средних показателей.

 

Европейская Шенгенская зона в своей визовой политике тоже демонстрирует подобную легкую предвзятость по отношению к мусульманам, однако процент отказов здесь гораздо ниже, чем в США. Как показывают данные за 2014 год, в среднем процент отказов в выдаче шенгенских виз гражданам мусульманских стран составил 14%, а немусульманских — 9%.

 

Довольно высокий процент отказов в выдаче виз гражданам мусульманских стран в США оставался более или менее стабильным в последние 10 лет, хотя для отдельных стран этот уровень немного колебался в обе стороны. Таким образом, при президенте Джордже Буше граждане мусульманских стран подвергались таким же жестким проверкам, как и при администрации Обамы.

 

В другой части исполнительного указа Трампа вводится 120-дневный запрет на переселение беженцев. Но еще до прихода Трампа к власти Европа приняла на себя основной удар глобального миграционного кризиса. В 2016 году США приняли 84 994 беженца. Только Германия — население которой составляет всего четверть населения США — предоставила приют 246 802 беженцам.

 

В определенном смысле Европа расплачивается за свою политику большей открытости: за последнее время от рук террористов в Европе погибло больше людей, чем в США. Однако эта разница слишком мала, чтобы оправдывать огромные расхождения в американской и европейской политике в отношении перемещений и беженцев.

 

Эти расхождения возникли задолго до Трампа. Масштабы катастрофы 11 сентября, возможно, отчасти объясняют их, но, каким бы ни были причины, США — вовсе не такая открытая страна, какой сторонники и оппоненты Трампа ее себе представляют. Те, кто протестует против указа Трампа, возможно, даже не знают, какую репутацию США заслужили среди тех путешественников, которые хотят туда попасть. Чрезвычайно длительные периоды ожидания, необходимость ехать порой за сотни километров в консульство на собеседование для получения визы, снятие отпечатков пальцев — которые у вас обязательно еще раз снимут на границе — являются нормой. Нормой являются и отказы в выдаче визы, причины которых никогда не объясняются: США сохраняют за собой право отказать любому человеку, который им по каким-то причинам не нравится, ничего никому не объясняя.

 

Если поездка в США — это привилегия и если большинство людей на планете воспринимаются сотрудниками американских консульств как доставляющие массу неудобств просители, тогда указ Трампа, каким бы высокомерным и отталкивающим он ни был, — это всего лишь еще один шаг на этом пути. В противном случае, столкнувшись с резким сопротивлением со стороны судов, Трамп постарается выполнить свои предвыборные обещания более незаметным образом, ужесточив требования к заявителям на получение виз и подняв процент отказов в их выдаче. Тогда, возможно, никто этого даже не заметит.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.