Судя по всему, Москва восприняла телефонные переговоры между президентом России Владимиром Путиным и президентом США Дональдом Трампом, состоявшиеся в субботу, 28 января, как успешный первый шаг, который вполне может привести с снижению напряженности в отношениях между двумя странами. С оптимистичными комментариями по этому поводу выступили действующий и бывший председатели комитета Думы по международным делам, а также Дмитрий Киселев, влиятельный ведущий программы «Вести недели» на государственном телеканале «Россия 1».


У президента Трампа до сих пор нет утвержденного кабинета, и многие его критики считают, что он попросту «импровизирует на ходу», однако многие российские политики приветствуют то, что они считают долгожданной последовательностью в позициях г-на Трампа во внутренней и внешней политике, а также четким пониманием того, как они связаны. Позиция «Снова сделаем Америку великой» включает в себя важные торговые и внешнеполитические компоненты, и г-н Трамп это хорошо понимает.


Военный компонент этой позиции предполагает прекращение войн по выбору, которые принесли хаос во многие страны мира и опустошили американскую казну. По всей видимости, г-н Трамп понимает, что относительно спокойная ситуация в мире, которая позволит США сконцентрироваться на своих внутренних экономических и социальных нуждах, требует сосредоточиться на поддержании военной мощи США и на улучшении отношений с двумя другими державами, входящими в элитный клуб военных и экономических сверхдержав, а именно с Россией и Китаем.


Сейчас, возможно, было бы разумным провести трехсторонний саммит лидеров США, России и Китая, и Пекину, который сталкивается с массой собственных внутренних проблем, стоит тоже вступить в антитеррористическую коалицию, продемонстрировав своеобразный жест доброй воли по отношению к Вашингтону и Москве. Такой саммит может стать началом перехода к объективной политике, в рамках которой страны будут взаимодействовать друг с другом, опираясь на то, какие они есть, а не пытаться агрессивными методами — на чем настаивают некоторые американские политики — изменить друг друга посредством давления извне или так называемых смен режима.


В последние 25 лет коллективное мышление американского оборонного и внешнеполитического истеблишмента тщательно ограждалось от всех нестандартных, альтернативных идей. Представители государственной власти неуклонно вносили в черный список всех тех, кто не поддерживал существовавший в Вашингтоне консенсус. Теперь же многие апологеты агрессивной политики США за рубежом отходят на второй план, поскольку новый президент стремится вести такую внешнюю и оборонную политику, которая была бы построена не на идеологии, а на интересах национальной безопасности его страны. Разумеется, пока неясно, окажутся ли те, кто придет на их место, такими же упрямыми и безразличными к идеям извне, однако первые признаки дают нам некоторую надежду.


В своей инаугурационной речи г-н Трамп отметил, что его вступление в должность президента представляет собой переход власти от прежней американской элиты к народу, чьи интересы он представляет. Возможно, это является преувеличением, если говорить о формулировании курса внешней политики, однако привлечение общественности к открытым дискуссиям по ключевым вопросам безопасности нашего времени не только соответствует принципам популизма, но и попадает в категорию наиболее эффективных практик, дающих оптимальный результат.


Ожидая утверждения членов своего кабинета, г-н Трамп спрашивал советы у некоторых ветеранов политики, у влиятельных деятелей из зала славы Республиканской партии, которые совершенно обоснованно предложили ему снизить степень агрессивности риторики и заняться разработкой соглашений по сокращению ядерных арсеналов. Однако все эти деятели и политики до сих пор остаются заложниками того образа России, который был выжжен в их сознании еще в советскую эпоху и который заставляет их расценивать каждое движение Москвы как агрессивный и враждебный шаг, направленный на подрыв американских интересов. В реальности же для всех — кроме тех, кто оказался заложником такого мышления — коммунистическая экспансионистская политика советской эпохи уже давно превратилась в смутное воспоминание, поэтому пришло время рассматривать Россию как возможного союзника и друга, а не как вечного противника и врага.


Хотя американский народ, как и жители современной России, хочет всего лишь жить в мире, споры, провоцируемые новым президентом, вероятнее всего, некоторое время будут сосредоточены не в рядах широкой общественности, а в СМИ, аналитических центрах, на университетских форумах и в других организациях, где господствующие позиции до сих пор занимают те, кто живет в прошлом. Хорошим началом для создания единых правил игры станет проверка финансируемых из федерального бюджета неправительственных организаций, выступающих за «смену режимов» в странах, с которыми США хотят наладить более дружеские отношения. Нет никаких сомнений в том, что усилия подобных групп, стремящихся при помощи средств налогоплательщиков дестабилизировать те правительства, которые им не нравятся, и вмешаться в ход выборов в иностранных государствах, заставили многих мировых лидеров с подозрением и даже порой со страхом относиться к Вашингтону и к перспективам взаимодействия с США.


Та революция во внешней политике, которую Дональд Трамп инициировал, потребует интеллектуального вклада со стороны огромного множества экспертов и мыслителей, которые придерживаются иной точки зрения и к мнению которых долгое время никто не прислушивался. Только свободный и публичный обмен идеями может положить начало разработке эффективной внешней и внутренней политики на основе национальных интересов США.


Эдуард Лозанский — президент Американского университета в Москве.


Гилберт Доктороу — европейский координатор Американского комитета по согласию между Востоком и Западом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.