Сейчас, когда обвинения в адрес семьи Фийон вышли на первый план на политической сцене, Максим Тандонне сожалеет, что подобный подход к политике отвлекает внимание от самых важных вопросов.


Тот факт, что кандидатура Франсуа Фийона оказалась под сомнением, представляет собой настоящую катастрофу с точки зрения демократии. Он отсылает нас к проведенному в январе опросу CEVIPOF и его громким откровениям: как выяснилось, 89% французов считают, что политики не обращают внимание на мнение простых людей, 11% верят партиям, 40% испытывают к политике недоверие, 28% — отвращение, 10% — скуку, а 3% — страх… Лишь 23% верят в «честность» политиков. Нынешние потрясения лишь еще больше усугубят атмосферу недоверия и раскол между двумя Франциями, «верхами» и «низами».


Да, первой жертвой этой катастрофы становится демократия. В ноябре 2016 года более 4 миллионов французов отправились на избирательные участки, чтобы выбрать кандидата от «правых и центристов». Причем иногда им приходилось отстаивать часовую очередь, чтобы опустить бюллетень. Они подавляющим большинством наделили своим доверием того, кто предоставил им гарантии честности, серьезности и убеждений, либеральных в экономике и консервативных по социальным вопросам. Эти надежды части общественности оборачиваются разочарованием или даже кошмаром. Назначение нового кандидата в замену стало бы настоящей пощечиной для всех тех, кто участвовали в праймериз и поверили, что те сулят лучшее будущее, учитывая количество привлеченных людей.


Теперь пришло время недоверия, гнева и поиска виновных. Мнения разделились между критиками Фийона (они недовольны в первую очередь его упором на нравственность во время праймериз) и его защитниками, которые видят в происходящем махинации и упрекают обвинителей в двойных стандартах с учетом подозрений в фаворитизме и кумовстве вокруг всего политического класса.


Факты налицо. Они говорят об абсурдности, вредоносности и антидемократичности политической системы. Огромное большинство французов, 60-70%, ждут смены власти как источника надежды для них самих и их детей. Но они видят, что эту надежду губят личные вопросы. Страсти и эмоции вокруг людей, их слова и поступки, заявления и образы в СМИ, полемика и скандалы — все это стало решающим в публичной жизни. При этом важнейшие вопросы сминают и отбрасывают куда-то назад. Кто еще говорит об экономических реформах, пограничном контроле, необходимых переменах в Европе? Никто…


Пустота завладела умами. Она уводит общественную жизнь от реализма, подталкивает ее к крайностям. Кругом одни манипуляции и махинации. Действительность больше не имеет значения, и падение в бесформенный туман ускоряется. Абсурд и манипуляции, кажется, больше не знают границ. Одни сулят «безусловный базовый доход» без трудовых обязательств благодаря одному лишь «налогу на роботов»… Другие теряют сознание при виде бесплодных жестикуляций американского лидера, которые, быть может, ведут мир к катастрофе. Триумф идолопоклонничества во всех его проявлениях. Что такое «феномен Макрона», как не превознесение телегеничного, приятного и сияющего молодостью лица? И никто даже не пытается поднимать неудобные вопросы: каким будет новое большинство? Политические основы? Идеи? Какой курс требуется, чтобы вывести Францию из тупика? И не развалится ли все на части прямо по дороге?


Радикальная реформа французской политической системы становится главным приоритетом, предварительным условием для всего остального. Пора покончить с избыточной персонализацией власти, которая тянет страну в пропасть. Переосмыслить задачу главы государства, который должен быть беспристрастным арбитром. Реабилитировать суверенитет парламента и полномочия правительства, которое должно руководить страной под его контролем. Поставить в центр общественного обсуждения идеи, а не людей. Для этого уже предлагались решения: однократный семилетний президентский срок, ограничение числа возможных мандатов, локальная демократия, референдумы… Сейчас вопрос в том, чтобы спасти уже не каких-то отдельных людей, а саму демократию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.