Вопрос о России занимает многих, но какой будет на него разумный и реалистичный ответ? Прежде чем предложить еще одну реалистичную оценку того, как мы должны вести себя с этим большим медведем, позвольте сначала разобраться с тем, что представляется очевидным.


Нет, Россия — не часть Запада; нет, Россия — не образец для Запада; нет, Россия не проповедует последовательную критику ислама; нет, Россия не несет миру либеральную демократию; да, Россия влияет на Запад, в том числе с помощью ложных новостей; да, исторически у России были имперские амбиции, и они могут появиться вновь; и да, Россия нарушила границы суверенного государства и должна быть за это осуждена.


Но! Это не мешает и не должно нам впредь мешать создавать в некоторых областях конструктивные союзы с Россией, чему-то учиться у нее и торговать с ней.


В первую очередь, следует помнить, что Россия не просто действует, Россия отвечает на действия Запада.


Что мешает рассудку и реализму? Им мешает морализм и идеализм. Мировая элита моралистична, но морализм — плохой помощник в вынесении справедливых оценок. Как я писал ранее: в общем и целом, морали уделяется слишком важное место во внешней политике, мораль переоценивают. Мораль — не лучшая шкала для вынесения оценки чьих-то действий. Лучше использовать разум, а не мораль. В моралистический век мораль хорошо выглядит, но морализм может и обманывать людей, он может просто говорить то, что люди хотят услышать. Дорога в ад вымощена благими намерениями.


Либеральные идеалисты ненавидят идею о геополитическом доминировании и сферах интересов, то есть старую добрую силовую политику и соперничество между национальными государствами. Но исторически именно это было прерогативой сверхдержав, например, США, если кто-то забыл. Совершенно естественно стремление доминировать и обезопасить свои соседние территории. Государства совершают не благие поступки, а те, которые обеспечат им выживание.

Теперь, когда избран Трамп, мы, вероятно, еще долгое время будем постоянно слышать голоса тех, кто шокирован произошедшим. Ведь мы до сих пор слышим все эти стоны, что лидером западного мира теперь должна стать Меркель, которая, между прочим, стояла во главе той самой политики, что дестабилизировала Европу и обеспечила ей террор, насилие и чрезвычайные положения (во Франции), а также очень высокую преступность. Мигранты совершили в Германии 142,5 тысяч преступлений лишь за первую половину 2016 года. Это на 40% выше, чем в тот же период в 2015 году, а за весь 2015 год рост этого показателя составил 80% по сравнению с предыдущим годом. Например, в Гамбурге мигранты ответственны за половину всех преступлений, совершенных в первой половине 2016.


Но звучат и голоса разума, например, Ньялль Фергюсон (Niall Ferguson) пишет о новом отношении мира к России, как и журналист Berlingske Анна Либак (Anna Libak) в своей отличной статье, опубликованной в рождественскую неделю. Но Дмитрий Тернин — этого эксперта по России я, конечно, ценю больше всех. Он издал новую книгу, которую я собираюсь прочесть как можно скорее, она называется «Should We Fear Russia», и ее упоминал Флемминг Росе (Flemming Rose) в газете Weekendavisen. А потом с ним не особенно убедительно спорил Самуэль Рахлин (Samuel Rachlin). В одном месте говорилось, помимо прочего, что крупные державы всегда пытаются повлиять друг на друга, что касается и России с США, причем последние были на этом поприще более эффективны. А вот в этом интервью Тренин утверждает следующее:


Страх перед Россией сильно преувеличен, например, весьма маловероятно, что Россия вторгнется в страну НАТО.


То, что Россия высмеивает Запад, а Запад демонизирует Россию (Путина) — опасно и может привести к эскалации ситуации до серьезного конфликта, подразумевающего использование атомного оружия.


Ввести бесполетную зону над Сирией — крайне опасная идея. Иными словами (не тренинскими): Клинтон представляет собой большую угрозу миру, чем Трамп.


Россия признает большую экономическую силу США, но никогда не допустит военного превосходства: суверенитет и безопасность значат все. Русские — уверенный в себе и гордый народ, над которым никогда не доминировала какая-то внешняя власть и который этого и впредь не допустит.


В заключение Тренин говорит, что главный враг России — сама Россия. Россия должна бояться не Запада, а собственных внутренних изъянов.


Тренин указывает на национальный и культурный характер русских, который тоже объясняет модели реакций, по которым действует Россия: «С точки зрения власти Россия не равна Америке. Тем не менее это неравенство в отношениях она принять не может. И поэтому ей приходится бить сильнее, чем подразумевает реальный вес, чтобы не вылететь с соревнований. К тому же по менталитету русские — напористый народ, не то что китайцы, например».


Перед тем, как я далее выдвину свое предложение о внешней политики по отношению к России, отталкиваясь от кризисов в Сирии и на Украине, давайте посмотрим, какие коррективы внес бы майор Ларс Х. Е. Йенсен (Lars H. E. Jensen) в доминирующие представления и преобладающие схемы либерального мышления в сфере международной политики. В статье в Politiken Йенсен пишет, что Запад (ЕС, НАТО) делает глупости и провоцирует реакцию России — государства, которое не так непредсказуемо, как принято считать:

© AP Photo, Ivan Sekretarev
Владимир Путин на военном параде в честь Дня Победы в Севастополе


«Действия России представляются агрессивными. Однако существуют два вида агрессии: наступательная и оборонительная. Слившиеся воедино ЕС и НАТО слепо использовали свои невоенные стратегические возможности, чтобы расширить собственную сферу интересов и пространство влияния. Поэтому слабая Россия не увидела другой возможности, кроме как пустить свою военную силу на защитную агрессию. Мы это называем „провокациями". Это сработало, ведь сейчас Россию принимают всерьез, хоть и на опасном фоне. Аннексия Крыма и украинский кризис могут тоже рассматриваться как оборонительная агрессия: последний шанс России помешать тотальному подавлению. Украина находится в сфере решающих стратегических интересов России, но не Запада, который, конечно, не намерен использовать военную силу на Украине».


Баланс сил и сдерживание крупных держав-конкурентов — вот цели реалистичной внешней политики. Та цель, за которую я позволю себе выступать и дальше, — это мирное сосуществование, основанное не на универсальной системе ценностей, то есть, по сути, попытках универсализировать свои собственные ценности, а только на общностях. Запад весьма заинтересован в сотрудничестве с теми странами, которые разделяют хотя бы часть его ценностей.


Целью должно стать создание союзов на основе реального диалога с этими странами. Да, представьте себе, договориться можно и с теми странами, которые не вполне разделяют наши ценности или делают это лишь в минимальной степени. Безусловно, можно вести диалог и с автократиями. Мир сохраняется лучше всего сдержанностью, посредническими усилиями и работой по поиску общего: что похожего у нас есть с представителями другой цивилизации.


Различные цивилизации по-разному строят иерархию ценностей. Основополагающим принципом должно быть осознание того, что западные ценности не универсальны; мы должны избегать гордыни, которая, как вы знаете, приводит к скорому падению, и вместо этого попытаться понять противников. Да, даже врагов. Демонизация к хорошему не приведет.


Россия, как известно, — загадка, окутанная тайной. Хотя ее трудно понять, она постоянно влечет к себе непреодолимым очарованием. Это как с картиной Уистлера «Ноктюрн в синем и золотом». Мы можем лишь догадываться, что на самом деле там вдалеке, где открывается подернутый дымкой, загадочный, таинственный и притягательный вид на город за мостом, такой неясный, но прекрасный.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.