Дональд Трамп не считает, что США обязаны оставаться «мировым жандармом». Кто сможет заполнить образовавшийся вакуум? Россия больше не является сверхдержавой, Китай — пока еще не является. А Европа не может играть важную роль без поддержки НАТО.


Вот такая получается игра цифр: ровно сто лет назад США вступили в большую войну за Европу, позднее вошедшую в историю как Первая мировая. При этом выборы в Конгресс, состоявшиеся несколькими месяцами ранее, выиграли противники интервенции.


Президент Вудро Вильсон (Woodrow Wilson) обещал, что не будет впутывать США в европейскую «мясорубку» — но лишь затем, чтобы вскоре нарушить свое обещание и помочь Антанте победить на полях сражений от Фландрии до Дарданелл.


Своими знаменитыми «14 пунктами» — торжественно представленной обеим палатам Конгресса мирной программой, бывшей одновременно обоснованием войны, Вильсон отправил свою страну в глобальную миссию, принесшую скорую победу, но в долгосрочной перспективе снова и снова оборачивающуюся неудачами ввиду ее непомерного размаха.


НАТО и План Маршалла


Imperial Overstretch — «имперская перерастяжка», болезнь всех империй, рано или поздно должна была настигнуть и Соединенные Штаты. Впервые это произошло, когда Сенат проголосовал против вступления в Лигу Наций, которая должна была стать американским лекарством для «хищников» мира сего и оставила европейцев наедине с их старыми демонами.


В 1945 году и позднее ситуация была иной: США вытаскивали Западную Европу из «царства смерти» и, основав Североатлантический альянс, обеспечив Европе безопасность, с помощью Плана Маршалла и своего практического идеализма создали то, что сейчас называется Западом.

 

Но то, что семь десятилетий назад было спасительным решением и утвердило рамки и суть Pax Americana, постепенно теряет свое значение и миротворческую силу. Сейчас настал час перехода от счастья к несчастью, а Дональд Трамп стал несвятым пророком этого перехода, хотя большинство американцев и боятся его.


Досточтимая Конституция США


На протяжении целого столетия Соединенные Штаты определяли судьбу европейского континента: в большинстве случаев активно вмешиваясь в ситуацию, будь то в ходе обеих мировых войн или холодной войны, или самоустраняясь, как в годы между войнами — и как сейчас.


Однако это странное бегство от мира, обозначенное в ходе предвыборной борьбы, а затем шокирующим образом начатое вступившим в должность президентом Трампом, которого многие долго недооценивали, не продлится вечно, потому что оно откровенно противоречит экономическим интересам и стратегическим инстинктам американской супердержавы.


Пока действует досточтимая Конституция США, раскол и ослабление внутренних связей остаются поправимыми, а Америка сохраняет способность к самокритике и поворотам обратно, надежда на лучшее сохраняется.


Военная держава номер один


Однако могут пройти годы и даже десятилетия, пока Америка сделает правильные выводы и поймет, что она как мировая держава может позволить себе многое, но только не самоизоляцию от остального мира, опасную попытку к которой она сейчас предпринимает.


На кону стоят баланс и гегемония — выбор между глобальным порядком и хаосом. Президент США — неважно, хорошо это или плохо, — может многое, но он не может просто закрыть глаза на складывающуюся ситуацию и делать вид, что судьба Америки решается где-то на другой звезде.


США по-прежнему остаются военной державой номер один в мире, то же самое касается и экономики. Америка по-прежнему является единственной сверхдержавой, коей Россия больше не является, а Китай — пока еще не является. Европа по-прежнему живет за счет США, по крайней мере, с точки зрения внутренней и внешней безопасности.


У мировой державы не может быть «частичной занятости», равно как и преждевременного «заслуженного отдыха». Потому что природа и политика не терпят вакуума. В мире Дональда Трампа все является предметом сделки. Но в мире сверхдержав — старых или новых — это не так.


Россия, хотя и имеет ВВП, сопоставимый с ВВП Нидерландов, и полностью зависит от цен на нефть, по-прежнему считает себя сверхдержавой и ведет себя соответственно: «Новый порядок или никакого порядка» — вот ее жестокий девиз. Владимир Путин — профессиональный тайный агент и не склонен к сантиментам. Он не предоставит новому человеку в Белом доме ста дней на то, чтобы освоиться на новом посту.


Броские заявления Трампа в ходе предвыборной борьбе в долгосрочной перспективе не выдержат столкновения с действительностью, как будто замашек успешного и властного дельца достаточно для того, чтобы вмешиваться и решать глубокие конфликты в Европе и вокруг нее.


Самоизоляция началась при Обаме


Америка — с Трампом или без него — остается европейской державой. Однако чем позже новая администрация откроет для себя эту истину, тем более высокую и менее предсказуемую цену ей придется заплатить.

 

От жестоких игр вокруг Сирии Соединенные Штаты непосредственно или опосредованно уберег уже Барак Обама, уставший от бесконечных войн на Ближнем Востоке. А вот перспектива, что Путин когда-нибудь решит без всяких оговорок забрать Украину себе — или, возможно, отдаст ее Западу, — требует больше оптимизма, чем это допустимо.


Еще до прихода Трампа к власти то же самое касалось и Китая, который когда-то, как и Россия, на протяжении долгого времени оставался в самоизоляции — неважно, от европейских колониальных держав, России, Японии или Соединенных Штатов — и теперь имеет большие моральные, военные и экономические претензии.


Китайцы вновь хотят стать сверхдержавой. Тот факт, что они с помощью бетона и стали превратили ряд необитаемых островов в Южно-Китайском море, находящихся якобы в их территориальных водах, в непотопляемые авианосцы, вероятно, является лишь началом продолжительных конфликтов с гарантом стабильности в тихоокеанском регионе — Америкой.


Что делает Запад единым?


Речь идет о факторах, от которых нельзя отказаться и которые не могут быть предметом переговоров — о свободе морей, сферах влияния и ядерных гарантиях. Самые важные из них — те, которые США на Дальнем Востоке отдали на откуп Японии (аналогично тому, как отдали их на откуп Европе через НАТО). Так что нетрудно себе представить, что в Токио сейчас думают по поводу «мира Трампа».


И касательно Европы. Без Североатлантического альянса и, что еще важнее, без американских «сапог на суше» в качестве первого препятствия и последнего предупреждения ни о какой безопасности в Старом Свете говорить не приходится.


Те, кто считает, что европейцы смогут справиться с разрушительным для единства НАТО «эффектом Трампа» — соответствующих слов уже было сказано в избытке, но сделано не было пока ничего — ужасно заблуждаются. Трамп ставит на кон фактор единства Запада — сначала НАТО, а потом и ЕС.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.