Недавний «Большой разговор с президентом», имеется в виду пресс-конференция главы белорусского государства Александра Лукашенко, актуализировал пакет вопросов. Во-первых, о чем свидетельствует резкая критика президента Белоруссии в адрес России и вообще в чем заключается особенность внешней политики этой страны? Во-вторых, в контексте украинско-белорусских отношений открытым остается вопрос отсутствия украинского посла в Белоруссии, как и в ряде других ключевых для Украины странах.


Многовекторность по-белорусски


Общение белорусского президента с журналистами длилось около семи часов. В этом плане Лукашенко явно может посоревноваться со своим коллегой из России — Владимиром Путиным, который также любит многочасовые разговоры с прессой. За это время глава Белоруссии коснулся многих вопросов как внутреннего, так и внешнего характера. Особенно остановился Лукашенко на белорусско-российских отношениях, которые он прокомментировал особо эмоционально.


«Свобода, независимость — это очень рентабельно, и это нельзя оценить никакими деньгами, — заявил белорусский президент. — Нельзя сопоставить на одной чаше нашу независимость, а на другой — российскую, азербайджанскую, американскую или другую нефть. Мы найдем выход из любой ситуации, а в России этого не понимают — мол, мы никуда не денемся. Тема очень острая. Боюсь сказать лишнее, с одной стороны. А с другой — ситуация уже дошла до того, что я мало что имею право скрывать».


«Белорусско-российские конфликты не являются новостью. Они существуют постоянно, — комментирует «Дню» политолог из Минска Валерий Карбалевич. — Этот конфликт заложен в самой природе белорусско-российских отношений, которые не основаны на внятных экономических и юридически закрепленных документах. Напротив, они основываются на личных договоренностях между двумя президентами. И главным поводом для этих конфликтов стал объем финансовой помощи России для Белоруссии. Поскольку Россия больше не может удовлетворить все потребности Белоруссии, то и возник очередной конфликт. Сейчас, когда упали мировые цены на нефть и, соответственно, энергетический грант, который Белоруссия получала от России, уменьшился. Во-вторых, в самой Белоруссии кризис, потому эта помощь нужна во все больших объемах. А в России у самой экономический кризис, потому она не хочет оказывать помощь в больших объемах».


«Лукашенко в этих конфликтах очень часто использует метод скандала, — продолжает эксперт. — Он выносит какие-то кулуарные споры в публичное пространство и пытается апеллировать к российскому общественному мнению. Он, образно говоря, стучит кулаком по столу. Раньше эта тактика работала, поскольку Лукашенко был достаточно популярным в российском массовом сознании. Россияне говорили: нам бы такого бацька, у которого нет олигархов и сохранилось что-то от советской системы. Но сейчас, когда Россия, как они считают, «встает с коленей», когда там национальный подъем и рейтинг Путина достигает 84%, такая апелляция к российскому общественному мнению работает плохо… Для Лукашенко важно, чтобы были меньшими цены на газ и объемы поставки нефти в Белоруссию были большими, и чтобы кредиты Россия регулярно выделяла, поскольку без российских кредитов белорусская экономика просто не в состоянии сегодня выжить».


Лукашенко также заявил, что не считает целесообразным создание российской авиабазы в Бобруйске. «Зачем с военной точки зрения эта база? Не нужна она здесь. Эта база и самолеты, которые они (Россия. — Ред.) хотят здесь посадить, — это демонстрация. Вы нам дайте 20 самолетов — мы же единая группировка… Белоруссия готова принять совместные военные учения с Россией «Запад-2017»… Российские войска, которые будут введены в Белоруссию, точно так же отсюда и уйдут. Россия никогда не оккупирует Белоруссию».


«После аннексии Крыма Россией Лукашенко пытается маневрировать и нормализовать отношения с Западом, — говорит Валерий Карбалевич. — Но говорить, что Белоруссия отошла от России в сторону Европы, преждевременно. Отношения с Западом были настолько плохими, что теперь делаются самые простые шаги относительно нормализации отношений. И Лукашенко хорошо знает «красную» линию, которую нельзя переходить в отношениях с Россией. Поскольку может быть такой ответ, который Россия продемонстрировала в отношении к Украине. Эта «красная» линия состоит в следующем: не выходить из тех интеграционных объединений, которые созданы на постсоветском пространстве. Это — СНГ, Союзное Государство Белоруссии и России, ОДКБ, Евразийское экономическое содружество. Лукашенко может критиковать эти структуры, не посещать саммит ОДКБ и отказывается подписать Таможенный кодекс. Но он это делает для того, чтобы выбить очередную субсидию и поддержку».


«Следует отметить, что заявления Лукашенко о единстве белорусского и российского народа часто противоречивы, — подчеркивает белорусский политолог. — Все зависит от того, с кем он беседует и что хочет сказать. Каждая часть аудитории слышит то, что хочет услышать. В одном и том же выступлении Лукашенко выражает абсолютно противоположные взгляды. С одной стороны, он говорит, что мы братья, мы один народ, что белорусы такие близкие — только со знаком качества. Из другой — он говорит, что мы не «русский мир», у нас своя история, мы другие, поэтому не хотим быть вместе с Россией в ее войне со всем миром. Белорусское общество сегодня сильно разделено и расколото. Есть сторонники Лукашенко, и есть его противники. Есть сторонники интеграции в Европу, и есть сторонники продолжения интеграции с Россией. Соотношение приблизительно 50 на 50».


Не обошел Лукашенко во время пресс-конференции и Украину. «Если мы привезли украинское молоко и отправили в переработку, а вы запрещаете (Россия. — Ред.), — вы кого наказываете? Вы несчастного украинского крестьянина наказываете! Вы почему у себя в России не давите украинских олигархов с их предприятиями? А почему не давят? Потому что делятся! А притесняют бедных белорусских и украинских крестьян!» — заявил Лукашенко. Вспомнил также белорусский президент и то, что в течение двух лет его страна приняла 170 тыс. беженцев из Украины.


«С одной стороны, Белоруссия заинтересована в хороших отношениях с Украиной, — комментирует Валерий Карбалевич. — Но прежде всего из экономических соображений. Украина — хороший рынок сбыта белорусских нефтепродуктов. Это очень выгодно, и Белоруссия пользуется этой ситуацией максимально. С другой стороны, Лукашенко использует ситуацию в Украине для игры со своей аудиторией — белорусским населением. Суть этой игры заключается в следующем. Вы не довольны низкими зарплатами, пенсиями и тем, что у нас цены растут, — это неважно. Важно, чтобы был порядок. Если вы не понимаете, о чем я говорю, — посмотрите на Украину. Благодарите, что у нас мир, а не война, как в Украине, и будьте довольны этим».

 

Действительно, белорусский президент — фигура противоречивая. По существу, таких — «последних из могикан» — на постсоветском пространстве осталось двое — это Лукашенко и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Конечно, Лукашенко есть за что критиковать, но отдадим ему должное, что, маневрируя в течение многих лет своего правления — он, хоть и с привкусом Советского Союза, сохранил территориальную целостность Белоруссии. Таким образом, конфликт с Россией постоянно откладывался. «У нас не все вышло с этой многовекторностью. Вы это знаете, не хочу повторяться, — заявил во время пресс-конференции Лукашенко. — Летели на одном крыле. Куда прилетели — тоже знаете. Поэтому, находясь сегодня в эпицентре этого Евразийского континента, у нас нет другого выхода, кроме как развивать многовекторность». Удастся ли Лукашенко сохранить эту стратегию? Учитывая нарастающую агрессивную политику Кремля, а также существенные изменения в США и Евросоюзе, вопрос остается открытым. Суть в том, что Россия не имеет позитивного образа будущего. Соответственно, ее последние сателлиты, как Белоруссия, боятся принимать решения в интересах Кремля.


Украинский контекст


«Сейчас мы наблюдаем, что Александр Лукашенко пытается повысить свой статус на международной арене, — дает комментарий «Дню» вице-президент НАН Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины Сергей Пирожков. — Хотя там причины больше экономические, чем политические. Скорее, его недавние заявления являются точечными и эмоциональными. Мы должны быть готовыми к любому развитию событий. Но я бы хотел обратить внимание на то, что факт отсутствия посла в Белоруссии тормозит много моментов наших отношений с соседним государством».


Отсутствие посла в Белоруссии — отдельный серьезный вопрос. Это очень важное направление для Украины, так как в Минске уже третий год длится заседание Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе. Кроме того, что это наш сосед и важный партнер во многих смыслах: историческом, географическом, экономическом, политическом.


«Мы очень слабо работаем в поле украинско-белорусских отношений, — отмечает представитель Украины в рабочей группе по вопросам безопасности Трехсторонней контактной группы Евгений Марчук в интервью liga.net. — Это наш сосед, и при правильной политике мог бы сыграть огромную позитивную роль в украинско-российском конфликте. Это потенциальный ресурс, который мы пока абсолютно не используем, — посол Украины в Белоруссии не назначается полтора года. Я могу продолжать: мы «теряем» Польшу, практически не работаем с Турцией, наблюдая за сближением Анкары с Кремлем. Болгария, Венгрия, Молдова — мы там проигрываем России тактически».


Хроническое неназначение или назначение с большим опозданием послов Украины в ряде стран стало одним из признаков украинской внешней политики постмайданной власти. Не говоря уже о комплектации и финансировании посольств — еще большая проблема. В сущности это провал на дипломатическом фронте, потому что отсутствие послов касается, в частности, и ключевых стран, что не может не отражаться на отношениях с нашими стратегическими партнерами.


«То, что во многих странах нет украинских послов, безусловно, ограничивает наши дипломатические возможности в плане оперативности и уровня решения вопросов, — комментирует «Дню» вице-президент НАН Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины Сергей Пирожков. — Уровень посла — это соответствующие возможности. И, конечно, это вопрос к Президенту и к тем должностным лицам, которые выполняют функцию согласования назначений».


Ранее дипломаты уже обращали внимание на эту проблему. Можно напомнить о негативных примерах, когда долгое время не назначались послы, в частности в Великобритании, Австралии, Венгрии, Молдове… Продолжается эта негативная практика и сегодня. Например, затягивается сейчас назначение послов в такие важные для Украины страны, как Румыния и Казахстан. Вопиющий факт — отсутствие уже более года нашего постоянного представителя в НАТО. И это при том, что власть постоянно подчеркивает евроатлантический курс страны.


«Еще в начале 2000-х годов Украина признала, что ее конечной целью является вступление в НАТО, — продолжает Сергей Пирожков. — Поэтом в результате разных политических процессов Украина начала менять свой внешнеполитический курс. Теперь мы опять вроде бы избрали тот же путь, правда, учитывая войну на Донбассе и аннексию Крыма, существуют уже более безотлагательные вопросы, которые нужно решать срочно. К сожалению, Украина не всегда выполняет обещания, которые сама на себя берет. И отсутствие посла в НАТО — это негативный показатель».


Когда идет речь о возвращении нынешней властью евроатлантического курса, то важно обратить внимание на существенную разницу. В Законе «Об основах национальной безопасности Украины», который был принят в 2003 году, была записана формула: «Украина осуществляет активную международную политику с целью обретения членства в Европейском Союзе и Организации Североатлантического договора». Как известно, во времена президентства Виктора Януковича эта формула была отменена и Украина получила внеблоковый статус. А потом, при президентстве Петра Порошенко формулу возобновили. Но не в полном объеме. В Законе «О принципах внутренней и внешней политики» (2014 г.) указано: «Углубление сотрудничества с Организацией Североатлантического договора с целью достижения критериев, необходимых для приобретения членства в этой организации». Следовательно, достижение критериев — это хорошо, но в законе не прописана конечная цель — именно вступление в НАТО.


Вернемся к послам. «Знаете, у меня недавно было напоминание в «Фейсбуке» о заседании комитета год назад, — говорит председатель комитета Верховной Рады по иностранным делам Анна Гопко в интервью censor.net.ua. — И одним из пунктов там было: заслушать доклад заместителя председателя Администрации Президента Елисеева относительно назначения послов. Это уже после того, как мы поняли, что МИД ни на что не влияет. С одной стороны, это говорит об определено безответственном отношении со стороны Администрации Президента. А с другой — когда я слышу примеры того, как из МИД не были направлены Президенту кандидатуры на наших послов в Румынии или Казахстане, возникает вопрос: чем занят министр?.. Конечно, эта ситуация вызывает у меня обеспокоенность. Комитет за этих 2 года уже несколько писем отправил — и на МИД, и лично главе Администрации, и лично Президенту. В этих письмах мы выражали нашу обеспокоенность и такими медленным назначением руководителей зарубежных дипломатических представительств, и неудовлетворительной их ротацией».


В чем проблема? Мы позвонили по телефону пану Елисееву, но с этим вопросом он порекомендовал обратиться к своей пресс-службе. В министерстве же иностранных дел нам заявили, что свою часть работы они выполняют.


«Могу сказать, что Верховная Рада в этом плане меня радует, ведь депутаты постоянно за этим вопросом следят и предпринимают адекватные шаги, — комментирует «Дню» народный депутат от «БПП» Оксана Юринец. — И должен сказать, что процесс назначения послов уже сдвинулся с места, хотя, безусловно, пока этого не достаточно. Украинцы в странах, где отсутствуют послы, нам также постоянно говорят об этой проблеме. Сейчас идет поиск кандидатов, которые бы не были ангажированы предыдущей властью. Недавно был назначен государственный секретарь МИД пан Заяц, и имею надежду, что вопрос реформирования государственной службы, МИД и назначения послов будет решаться быстрее. Насколько мне известно, к кадровым вещам отношения не будет иметь даже сам министр. К сожалению, война также является тормозящим фактором».


Как решить проблему? «Рецептов много, но для начала необходимо пересмотреть структуру и стратегию дипломатического фронта, — комментирует представитель Украины в рабочей группе по вопросам безопасности Трехсторонней контактной группы Евгений Марчук в интервью liga.net. — Петр Алексеевич берет на себя много функций главы МИД. Он делает это эффективно, но это часто расхолаживает министерство иностранных дел. В сегодняшней ситуации Украине нужна в прямом смысле слова мощная дипломатическая машина, а ее, к сожалению, нет. Необходимо закрыть все вакансии послов во многих странах — кадрового голода у нас ведь нет. Стимулировать интенсивность диалогов и активизировать сотрудничество со всеми соседними странами во всех направлениях. Сегодня все наши посольства должны стать нашим дипломатическим фронтом…»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.