В Европе, судя по всему, вновь наблюдается некая «усталость» от Украины. Этот синдром впервые проявился в середине 2000-х годов, когда процесс реформ на Украине застрял после оранжевой революции 2004 года. Еще тогда казалось, что политическая зрелость просматривается у населения, но не у руководства, которое упустило шанс для преобразований в политической, экономической и социальной системе страны (в частности из-за влияния олигархов). Европейцы приветствовали народные инициативы, однако с явной усталостью следили за действиями киевской элиты.


Новый шанс для Украины возник осенью 2013 года с движением «Евромайдан», однако манифестации уступили место конфликту в Донбассе с сильным вмешательством России. Все это подтверждает (если у кого-то еще были сомнения), что Украина играет важнейшую роль для равновесия в Европе, на которой лежит ответственность в ее ближайшем окружении, в частности за стабильность границ. В этой связи стоит рассмотреть ожидания, которые все еще опираются на способность к преобразованиям — как внутренним, так и внешним — украинских институтов и общества. Надежды на быстрые перемены частично не оправдываются, однако главное — вписать их в длительный процесс. Как в 2004, так и в 2016 году европейцев охватила усталость при виде медлительности украинских реформ.


Как бы то ни было, им не стоит слишком быстро отбрасывать украинский вопрос. Чтобы привести страну от управляемой экономики и постсоветской системы к либеральной демократии и рыночной экономике, требуется немало времени, особенно на фоне военного кризиса.


Украинский дисбаланс


Европейский Союз в свою очередь находится в куда худшей форме, чем десять лет назад: речь идет уже не о новом расширении на восток и Балканы, а о Брексите, который будоражит умы с 2016 года после оставившей глубокий след истории с Грецией. Напряженность между ЕС и Россией достигла апогея после распада СССР, а в Венгрии и Польше поднимает голову авторитаризм. У усталости от Украины есть и другая, более серьезная причина: Европу клонит в сон. Но сейчас совершенно неподходящее для этого время. Европа должна остаться бодрой и внимательной, особенно по отношению к своему окружению.


Теракты в Париже 13 ноября 2015 года и ситуация с беженцами привели к тому, что сирийский кризис окончательно вытеснил на второй план интерес к Украине. Однако бросить Украину, закрыть на нее глаза из малодушия или ради собственного спокойствия, было бы большой ошибкой. Дело в том, что решение для части существующих в Европе точек дисбаланса можно найти именно на Украине. Таким образом, посвятить себя этому важно как никогда.


В военном плане стабилизация украинского фронта поспособствует снятию напряженности на всем континенте. Хотя вторые Минские соглашения позволили уменьшить накал противостояния, боевые действия по факту полностью так и не прекратились. Однако с февраля 2015 года был достигнут ощутимый прогресс, и стороны конфликта признали, что урегулирование кризиса будет носить скорее политический, а не военный характер.


Теперь же необходимо с особым вниманием следить за выполнением этих соглашений, которые представляют собой предварительное условие для снятия действующих против России санкций. Их безусловное снятие лишь подорвало бы доверие к внешней политике Европы, которая и так навлекает на себя немалую критику. С учетом сложившейся напряженности на Украине, трудных отношений с Россией и пробелов в соглашении, каждый с легкостью может понять, что Донбасс останется горячей точкой в Европе, на которую не получится закрыть глаза. Постепенное устранение дисбаланса на Украине необходимо для сохранения равновесия в Европе.


Без рычага расширения


Далее, в экономическом плане Украина сблизилась с европейскими рынками в результате углубленного и полного соглашения о свободной торговле, которое вступило в силу 1 января 2016 года. Настоящий вызов заключается в трансформации украинской экономики и повышения ее конкурентоспособности с соблюдением европейских норм. Борьба с коррупцией по-прежнему остается огромной проблемой из-за сосредоточения богатств в руках нескольких людей, которые смогли перекроить систему к собственной выгоде.


До настоящего времени европейская интеграция служила направляющей для этих реформ. Придется придумать новую движущую силу реформ без рычага расширения, который будет недоступен как минимум на протяжение нескольких лет. Вопросы преобразования энергетического сектора и газотранспортной системы тоже предстоит решать в масштабах всего континента. Именно на Украине сближение ЕС с Евразийским союзом могло бы дать положительные результаты.


В плане управления страной украинцев ждут масштабные проекты вроде децентрализации, и у стран членов ЕС есть все необходимые навыки, чтобы сопроводить Киев в этих глубинных переменах. Наконец, в политическом плане и с учетом двух предыдущих факторов, нормализация отношений ЕС и России подразумевает улучшение судьбы Украины, а не попытки забыть о ней. Вопрос не в том, чтобы бросить Украину ради Москвы или же воевать с Россией ради Киева, а в том, чтобы примирить разнонаправленные интересы и урегулировать конфликты. Без Киева не стоит ждать улучшения отношений Европы и России. А без нормализации российско-европейских связей у соседних с Европой государств не будет условий для развития в оптимальных условиях.


У «права на эффективное руководство» нет границ. Это важнейший вопрос для всего европейского континента, в частности для участвовавших в Минских соглашениях французов, которые должны вложить силы в эти отношения. Развитие ситуации на Украине многое скажет о способности Европы выстроить собственное будущее в духе основополагающего идеала (мира) и развивать более широкие и сбалансированные отношения с географическим, историческим, культурным и политическим окружением. Европейцы, проснитесь! Происходящее на Украине — часть нашей общей судьбы, способности проявить себя в государстве-партнере и подтолкнуть его вперед, не предлагая перспектив немедленного вступления.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.