С 7 февраля по приказу шефа ФСБ на границе России с Белоруссией начала действовать погранзона. На следующий день корреспондент DW побывал на белорусско-российском пункте пропуска «Красное».


Приказом директора Федеральной службы безопасности (ФСБ) России Александра Бортникова на границах Смоленской, Псковской и Брянской областей с Белоруссией с 7 февраля установлены пограничные зоны. Они понадобились для «создания необходимых условий охраны государственной границы РФ» в связи с введением Минском с 12 февраля пятидневного безвизового режима для граждан 80 стран, которые будут прибывать в Белоруссию через столичный аэропорт. Корреспондент DW отправился на белорусско-российский пункт пропуска «Красное» в Смоленской области, чтобы ознакомиться с режимом его работы.


Договора о границе нет


Появление пограничной зоны со стороны России так или иначе заставит Белоруссию принять симметричные меры, считает бывший картограф-геодезист, ныне военный пенсионер Виктор Болдин. Дело в том, поясняет он, что без демаркации границы создание погранзоны носит условный характер, пограничные наряды вынуждены нести дежурство без реальной привязки к местности. В приказе директора ФСБ, отмечает эксперт, указаны геодезические координаты пределов пограничной зоны на территории России. Но вопрос, где эта зона кончается с белорусской стороны.


То есть если нарушитель, двигаясь из Белоруссии в Россию, увидит пограничников и решит бежать назад, то до какой линии российские вооруженные военные имеют право его преследовать? Эту линию, говорит Болдин, должны провести белорусские власти. К тому же Россия не имеет права ставить пограничные столбы, так как они должны иметь согласованные высокоточные географические координаты, включая высоту над уровнем Балтийского моря. Для их установки топографам понадобятся несколько лет и сотни миллионов евро.


Договора о госгранице между РБ и РФ также нет, поэтому, продолжает эксперт, два года назад указом президента Лукашенко с белорусской стороны была создана лишь безрежимная приграничная территория. А теперь все изменится вопреки обещаниям не создавать ограничений для граждан двух стран. Приказом шефа ФСБ Бортникова предписано «установить места и время въезда (прохода) лиц и транспортных средств в пограничную зону». Это значит, что нельзя больше использовать любую тропу, ведущую в Россию. Переход границы вне мест, включенных в списки разрешенных, автоматически означает нарушение режима.


Граница под контролем


Российских пограничников, дежурящих в «Красном», которое расположено на автомагистрали Брест — Москва, вопросы, поставленные Виктором Болдиным, не удивили. Начальник погрангруппы пояснил DW, что его подчиненные не собираются никого преследовать на территории Белоруссии, их задача лишь не пропустить в Россию нежелательных лиц. Как правило — граждан Украины, Грузии и Молдовы.


При этом пограничного контроля на границе нет, то есть паспорта не сканируются специальным устройством и в базы данных не заносится информация о датах въезда и выезда из России. Но в остальном погранзона действует.


Нужно понимать, указал военный, что добросовестные граждане должны сами стремиться пересекать границу в установленных местах — там, где есть пограничники. Иначе их будут рассматривать как нарушителей, и наступит ответственность в соответствии с законодательством России: статьей 18.2 КоАП РФ за это предусмотрены штраф в одну тысячу рублей (около 15 евро) и выдворение.


Однако пока что на дорогах нет знаков, предупреждающих о въезде в погранзону. Как пояснили российские пограничники, их просто физически не успели сделать. Также не отлажена система выдачи разрешений на посещение населенных пунктов в ней. Поэтому пока никакие санкции к прибывающим в погранзону применяться не будут.


Удар по контрабанде


С белорусской стороны на границе скопилось с полторы сотни грузовиков, растянувшихся в полукилометровую очередь. Почти все они с белорусскими номерами и везут продукты питания. По словам водителей, чтобы пройти фитосанитарный контроль Россельхознадзора, иногда приходится стоять весь день. Но введение погранзоны, признают они, здесь ни при чем.


Скорее всего, предположил один из дальнобойщиков, назвавшийся Алексеем, пограничный режим введен для борьбы с ввозом в Россию по объездным дорогам санкционных продуктов из стран Евросоюза.


Например, продолжил Алексей, вдоль автомагистрали идет газопровод, который обслуживается ремонтными бригадами. Для них постоянно поддерживаются в хорошем состоянии проселочные дороги. Они-то часто и используются для объезда погранпостов. И если раньше нужно было факт контрабанды доказать, то сейчас тем, кто использует такие тропы, будет просто вменяться нарушение погранрежима.


В новинку, добавил водитель, стал лишь паспортный контроль на выезде из России. Проверяют, как правило, только пассажиров легковых автомобилей. Политолог из московской Высшей школы экономики (ВШЭ) Андрей Суздальцев объясняет эту меру недоверием руководства России к белорусским силовикам.


Достаточно вспомнить, говорит Суздальцев, что в 2005—2007 годах беглый олигарх Борис Березовский, находясь в розыске в России, неограниченно присутствовал в Минске. Также через Минск, по словам Суздальцева, в период опалы бежал олигарх Михаил Гуцериев, а уже в нынешнем году через Белоруссию без проблем выехал на Запад скандальный художник-акционист Петр Павленский.

Российский художник Петр Павленский и его жена Оксана в Париже

Дизель под контролем


До 7 февраля существовал единственный легальный способ въехать в Россию из Белоруссии, минуя всякий контроль. Из Орши в «Красное» ходит поезд региональных линий эконом-класса — так сейчас называется старый советский дизель.


Билет на него представляет собой обычный кассовый чек и покупается не через систему продажи проездных документов, где нужно указывать данные паспорта. Дизель ходит два раза в день и предназначен для доставки оршанцев на дачные участки. В «Красном» желающие могут пересесть на электричку до Смоленска.


Теперь белорусский поезд открывает двери только после того, как на платформе появляются российские пограничники: все пассажиры проходят паспортный контроль. Правда, электричку из Смоленска они проверять не стали и уехали еще до ее появления, обозначив возможную для Белоруссии проблему в будущем. Если мигранты из третьих стран выедут из России, чтобы в дальнейшем перебраться в страны ЕС, но не сумеют перейти границу с Польшей, то назад в Россию их уже не пустят.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.