Белый дом ведет расследование по факту утечки информации о конфиденциальных разговорах президента Трампа с зарубежными руководителями. Среди прочего, он изучает появившееся в четверг сообщение о том, что Трамп во время телефонного разговора с российским президентом Владимиром Путиным раскритиковал подписанный в 2011 году российско-американский договор о сокращении ядерных вооружений.


«Мы изучаем ситуацию, и она вызывает большое беспокойство», — сказал пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер. Он посетовал на то, что «невозможно провести разговор, чтобы информация о нем не просочилась наружу». Спайсер добавил: «Мы пытаемся решать очень серьезные вопросы в интересах нашей страны».


28 января, когда состоялся телефонный разговор между Трампом и Путиным, Washington Post сообщила о том, как американский президент заявил австралийскому премьер-министру Малкольму Тернбуллу, что их беседа стала «самой худшей», и как он раскритиковал Австралию за соглашение по беженцам, заключенное администрацией Обамы. Пресса также сообщила о напряженности, возникшей в ходе телефонного разговора Трампа с мексиканским президентом Энрике Пенья Ньето.


Согласно этим сообщениям, Трамп во всех трех случаях превозносил собственные политические достижения и популярность.


Когда появились репортажи о телефонных разговорах с лидерами Австралии и Мексики, Трамп заявил Fox News, что утечки информации — это позор, и обвинил продолжающих работу в Белом доме «людей Обамы» в том, что они снабжают средства массовой информации подробностями, могущими поставить его в неловкое положение.


Во время разговора с российским руководителем тот поднял вопрос о проведении переговоров по широкому кругу вопросов, включая договор об ограничении ядерных вооружений СНВ-3. Об этом в четверг сообщило агентство Reuters.


Согласно этому сообщению, Трамп сделал паузу, чтобы спросить помощников, что это за договор, а затем осудил его, сказав, что он выгоден только России.


Спайсер отказался комментировать некоторые детали этого разговора. Вместе с тем, он опроверг сообщение о том, что Трамп не знал про договор СНВ-3, и заявил, что президент в ходе проходившей через переводчика беседы просто спросил мнение своего советника. «Нет, он знал, о чем идет речь», — сказал Спайсер о Трампе. В заявлении Белого дома о телефонном звонке нет упоминания об обсуждении ядерной тематики.


Спайсер сказал, что Трамп «очень обеспокоен» продолжающимися утечками информации, и считает это нарушением протокола, а возможно, и закона.


Договор СНВ-3 накладывает количественные ограничения на развернутое ядерное оружие двух стран. Но никаких ограничений по количеству неразвернутых ядерных зарядов им не предусмотрено.


Трамп упоминал этот договор (он назвал его неправильно) в ходе всех трех дебатов с демократом Хиллари Клинтон. Он обвинил Россию в увеличении количества боеголовок, а также по ошибке сказал, что Соединенным Штатам запрещено делать то же самое с неразвернутым оружием.


«Наша ядерная программа существенно отстает, а они со своей программой просто с цепи сорвались, — заявил Трамп во время дебатов 10 октября. — Нехорошо. Наше правительство не должно было этого допускать. Россия действует энергично в области ядерных вооружений. А мы просто постарели. Мы устали. Мы выдохлись в ядерном плане. Это очень плохо».


Текущими американскими планами в предстоящие 30 лет предусмотрено потратить более одного триллиона долларов на модернизацию ядерного арсенала США.


Эксперт по контролю вооружений Джеффри Льюис (Jeffrey Lewis) из Института международных исследований в Монтерее, штат Калифорния, сказал, что этот телефонный разговор вызывает тревогу, так как он показал, что Трамп после избрания не нашел времени для ознакомления с ядерной политикой. «Он знает лишь то, что договор подписал Обама, и поэтому намерен его осуждать», — заявил Льюис.


Тем не менее, у этого соглашения немало критиков.


«Я согласен с тем, что этот договор выгоднее для России, а для США является в определенном смысле плохой сделкой», — сказала старший политический аналитик из Heritage Foundation Микаэла Додж (Michaela Dodge). По ее словам, звонок Трампа — это хороший повод, чтобы по-новому проанализировать СНВ-3 и решить, соответствует ли он сегодня политическому курсу США.


Свой материал для статьи предоставил Дэн Ламот (Dan Lamothe).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.