Изданная в Великобритании под редакцией Габриэля Городецкого книга «Дневники Майского-красного посла к Сент-Джеймсскому Двору 1932-1943», является, по словам издателя, уникальным произведением. Речь идет о дневниках дипломата высшего ранга Ивана Майского (1884-1975), которые он писал перед началом Второй мировой войны и во время войны.

Иван Майский, посол СССР в Великобритании в 1932−1943 годы, со своей позиции и совершенно откровенно описал переговоры между Иосифом Сталиным с Уинстоном Черчиллем (Winston Churchill) и их окружением, а также события, приведшие к войне и происходившие во время войны. Дневники писались в то время, когда никто в Советском Союзе не решался их вести.

В 1950-х годах Майский был обвинен в шпионаже, и его дневники были конфискованы. К ним не было доступа десятки лет.

Упоминание в дневниках о Зимней войне объясняется тем, что в 1929−1932 годах, до работы в Великобритании, Майский был полпредом Советского Союза в Финляндии.

В эпилоге дневников Иван Майский с тоской пишет писателю Герберту Уэллсу (Herbert Wells): «Я не унываю и не теряю боевой дух».

«Русофобия и советофобия очень сильны здесь в настоящее время. Это напоминает что-то вроде приступа всеобщего сумасшествия», — рассказывал Иван Майский Уэллсу о Финляндии в начале 1930-х годов.

Майский неоднократно просил назначить его в другую страну. «Политическая почва здесь для нас крайне камениста, и рассчитывать на сколько-нибудь серьезные достижения в области дипломатической не приходится, изучать тут нечего, к тому же Гельсингфорс — город маленький и весьма скучный».

Дневники начинаются описанием полученного в «Гельсингфорсе» неожиданного назначения в Лондон.

Начало и окончание Зимней войны


Накануне начала Зимней войны в ноябре 1939 года Майский делает запись в дневнике о том, что Советский Союз разорвал с Финляндией дипломатические отношения и Договор о ненападении и мирном урегулировании конфликтов. Именно Майский вел переговоры по этому вопросу, и он не ожидал, что договор закончится именно так.

По замечанию редактора, сделанного им между строк, «Майскому выпала неприятная задача объяснять, что причиной войны, которую поддержали британцы, было упрямство финнов».


1 декабря Майский пишет о Зимней войне, беря слово «война» в кавычки: «Итак, мы тоже имеем свою „войну“! Каяндеры и Таннеры довели-таки дело до острого конфликта. 30 ноября утром Красная Армия вынуждена была перейти границу Финляндии и двинулась в глубь ее территории».

Майский пишет, что война встретила «бешеную» реакцию в Британии.

12 декабря 1939 года Майский делает запись, объясняя, почему Красная армия продвигается в Финляндии медленно.

«Характер поверхности, климат, время года (короткий день, низкая облачность, озера и болота еще как следует не замерзли) — все это против нас. В такой обстановке механизация Красной Армии не может сказаться с полной силой. Наконец, на Карельском перешейке финны имеют довольно серьезные укрепления, построенные на использовании имеющихся там рек, озер и болот. Все это, конечно, будет преодолено, но пока требуется терпение».

В тот же день Майский предсказывает, что возмущение британцев Зимней войной пройдет сразу же, как только «события в Финляндии придут к своему концу».

«Гнусная демонстрация сердитого бессилия»

О развитии войны записей в дневниках полпред почти не делает. Однако он неоднократно описывает свои попытки удержать британцев от предоставления помощи Финляндии.

26 января 1940 года он фиксирует попытки правящих британских кругов, оказывая поддержку Маннергейму, поднять дух небольших нейтральных стран и, затягивая войну в Финляндии, ослабить Советский Союз, «связывая нас по рукам и ногам на севере».

21 февраля 1940 года Иван Майский писал, что победы Красной армии на фронте произвели сильное впечатление на Англию. По его словам, наиболее здравомыслящие британцы более сдержанно подходят к оказанию помощи Финляндии, но менее разумные приняли другое решение, «почувствовав ослабление Маннергейма», и даже развернули компанию за отправление войск, «рискнув начать открытую войну против Советского Союза». Майский считает, что первая группа имеет больший вес.

13 марта 1940 года Майский записал, что совсем не спал предыдущей ночью, ожидая важных сообщений из Москвы. Они касались окончания Зимней войны.

«Ура! Я готов был бросать шапку в воздух… Мы вышли из зоны страшной опасности. Мы сохранили возможность остаться вне империалистической войны. И при том мы добились своего: Ленинград и вообще наши северо-западные границы теперь в безопасности».

Иван Майский описал посещение британского парламента, где действия Советского Союза подверглись осуждению.

«Глядя вниз из дипломатической ложи, я с чувством превосходства мог смотреть на эту гнусную демонстрацию сердитого бессилия. Но вместе с тем мне становилось более, чем когда-либо, ясно, как вовремя был заключен мир».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.