«Почему они нас наказывают?» — спрашивает жительница Авдеевки. На улице почти минус 20 градусов, нет ни отопления, ни воды. Кроме того, продолжается ракетный обстрел, удары приходятся даже на жилые районы. Количество нарушений режима прекращения огня на прошлой неделе выросло с нескольких сотен до нескольких тысяч в день. Незадолго до этого состоялся телефонный разговор нового американского президента Дональда Трампа с российским президентом Владимиром Путиным, разговор был очень любезным, даже если отмены санкций не предвидится. Украина в связи с 20 жертвами недавней эскалации обвиняет своего большого соседа на Востоке.


Тяжелое оружие на линии фронта


Но очевидно, что не Москва, а Киев проверяет Трампа. Украинские соединения еще с середины декабря потихоньку начали продвигаться в демилитаризованную зону между фронтами. Тяжелое оружие, которое согласно Минским соглашениям должно было быть отведено, вернулось, что даже не скрывают. Украинцам даже удалось взять населенные пункты, не столкнувшись с сопротивлением пророссийских повстанцев. В конце концов, солдаты вновь оказались на расстоянии видимости друг друга. Ситуация обострилась, затем война дошла до Авдеевки. В то время как пророссийские повстанцы обстреливали города ракетами, украинцы взяли стреляли по Донецку.

 

Новые бои призваны, в первую очередь, встряхнуть США. Киев готов практически на все, как говорят западные дипломаты, чтобы избежать отмены антироссийских санкций Трампом. Хотя на сегодняшний день силы украинской армии превосходят силы повстанцев, однако продвижение на территории повстанцев автоматически спровоцирует ответный российский удар. Поэтому Запад един во мнении, что не существует военного пути решения конфликта, в котором уже погибло, по меньшей мере, 10 тысяч человек. Но на Украине растет число тех, кто хочет поставить перед фактом в том, что касается территорий. Полевые командиры открыто говорят о том, что Киев смог бы отвоевать территории повстанцев в течение нескольких месяцев — но, к сожалению, при этом будет много жертв среди мирного населения. Пока что интенсивность боев в Восточной Украине снизилась на этой неделе до привычного уровня, после того как США умеренно выразили Киеву солидарность.


И в политическом плане Киев делает все, чтобы конфликт оставался на повестке дня. Так, президент Петр Порошенко заявил, что хочет провести в стране голосование о вступлении в НАТО. С момента российской аннексии Крыма и вмешательства в Восточной Украине большая часть населения, по его мнению, выступает за альянс. НАТО же придерживается другого мнения. В среднесрочной и, вероятно, долгосрочной перспективе вступление Украины категорически исключено. То, что Порошенко продвигает эти бесполезные и опасные дебаты, является частью его стратегии — тем самым он хочет спровоцировать русских и повысить градус конфликта.


То, что дебаты и во внутриполитическом плане являются разрушительными, руководству Киева, по всей видимости, все равно. В западных регионах страны вступление в НАТО поддерживает большинство. На юго-востоке страны эта тема, напротив, запретная. Эмоциональные дебаты, в которых противники НАТО автоматически расцениваются как предатели Родины, утвердят людей во мнении, что их в этой стране никто не хочет. Не говоря уже о реакции в регионах повстанцев. Борьба за сердца жителей Восточной Украины давно проиграна, а точнее, она никогда и не начиналась.


Вместо того чтобы начать разговор с украинским руководством, Запад пассивен, потому что ему не остается ничего другого. Европейцы и американцы после аннексии Крыма встали на сторону Украины. НАТО отправило консультантов, проводило совместные маневры. Это производится сторонами, в первую очередь, в целях пропаганды. Запад оказывает помощь в качестве доказательства, что противится российской агрессии. Украина заверяет, что ее защитит НАТО, а Москва культивирует вражеский образ расширяющегося военного альянса, который угрожает России.


Подобный сценарий около десяти лет назад наблюдался в Грузии, где европейцы и американцы поддержали тогдашнего президента Михаила Саакашвили. В его голове настолько сильно укрепились речи о западной солидарности и членстве в НАТО, что он осмелился напасть на Южную Осетию, которая задолго до прихода к власти в России Владимира Путина отдалилась от Тбилиси и находилась под защитой России. В первую очередь американский президент Джордж Буш выразил поддержку Тбилиси, но Саакашвили пришлось узнать, что никто и не думал воевать на его стороне против Москвы. Спустя несколько дней все осталось в прошлом, а война против Москвы проиграна. Саакашвили проиграл из-за военного авантюризма свое политическое будущее. И о вступлении в НАТО больше не было речи.


Дилемма Запада


То, что Запад после аннексии Крыма сплотился против России, было, несомненно, верным решением. Польза санкций может оставаться под вопросом, поскольку они больше ударяют по обедневшему населению, чем по богатой элите. Но у Запада нет других инструментов против государства, которое не обращает больше внимания на международные конвенции и решительно ломает существующий миропорядок. Отменить штрафные меры сейчас, лишь спустя три года, как это, вероятно, хочет сделать Трамп, это было бы катастрофой. Тогда Кремль только утвердится во мнении, что Москве сходит с рук все, нужно только отсидеться какое-то время в кризисе.

 

Тем самым Западу не остается ничего другого, как продолжать безоговорочно поддерживать Украину. Однако Киеву нужно недвусмысленно дать понять, что Запад не позволит втянуть себя в войну против России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.