Говорят, как аукнется, так и откликнется. Недавний крупный террористический акт на востоке Украины (убийство командира Гиви в Авдеевке) совершенно точно получит отклик, хотя в СМИ мы его не услышим. Создается впечатление, что все отлично, что это обычное дело на поле боя, о котором скоро забудут. Но тишина и покой на поле боя бывают перед бурей. И в данном случае я имею в виду поле военной и дипломатической битвы.


Путин, НАТО, ЕС, как и ОБСЕ, ООН и правительства отдельных стран, молчат. Никто не решается осудить террористический акт, нарушение Минских договоренностей Украиной и вмешательство украинских сил безопасности в предвыборную кампанию в США. Никто ничего не видит, никому в голову не приходит ввести санкции против Украины. МВФ делает свое дело. Поэтому я напомню слова Бруно Ясенски (1901 — 1938), польского писателя, футуриста и жертву большого террора в СССР: «Не бойся врагов — в худшем случае они могут тебя убить. Не бойся друзей — в худшем случае они могут тебя предать. Бойся равнодушных — они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательство и убийство».


Говоря о смерти Гиви в результате ухищренного террористического акта, нужно понимать, что наказывать надо не только вероятных предателей или исполнителей, но и заказчиков убийства. В данном случае можно исходить из причастности украинских спецслужб и властей. Сегодня в украинских спецслужбах мало профессионалов по сравнению с прошлым или с Россией. Большинство из них уволились после переворота, и им на смену пришли фанатики, националисты и дилетанты в вопросах безопасности и права.


Поскольку украинские войска не могут победить в войне против Донецкой и Луганской народных республик, несмотря на инвестиции Порошенко в армию, им не остается ничего другого, как применять террор. Однако террористическая борьба не знает стандартных военных правил, не ограничивается полем боя и использует в своих целях гражданское население. И тут встает проблема молчания — не только Путина, НАТО и ЕС, но и международного права, которое я сам уважаю до тех пор, пока оно не превращается в зонтик для укрывания нацистов. Надежда все же есть — Путин и Национальная гвардия.


Президент Путин создал ее с расчетом на возможное использование за рубежом. Национальная гвардия делает все, чтобы не произошло таких террористических актов, как в прошлом. Европа недооценивает умирающую Украину, ее отчаянное руководство и низкий профессионализм служб безопасности. В ЕС царит тишина, как будто минских договоренностей и не было, а главная сторона договора не совершала террористических актов. ОБСЕ темнит и представляет собой, помимо ООН, самую широкую с точки зрения географии и при этом самую слабую организацию в сфере безопасности, включающую 57 стран-членов. Я предполагаю, что ее ожидает реорганизация и судьба ООН, НАТО и других объединений, которые предали свое изначальное предназначение, пропитались коррупцией и играют роль хорошо оплачиваемого слуги. Здесь я позволю себе отметить, что я был участником конференции СБСЕ (в 1990 году) в Бонне, поэтому знаю, о чем говорю.

В США президент Трамп решил обнародовать засекреченную информацию о количестве террористических актов, совершенных при Обаме. Даже поверхностная оценка заставляет засомневаться в том, что службы безопасности США держат все необходимое для мира и свободы граждан под контролем. В этом контексте, кстати, стоит рассматривать и приказ президента Трампа Пентагону за 30 дней провести анализ и разработать стратегию для решения проблемы Сирии, Турции и курдов. Поэтому президент Трамп и смог сегодня позволить себе назвать сенатора Джона Маккейна абсолютным нулем(lo(o)ser) после того, как сенатор оценил недавнюю антитеррористическую операцию США в Йемене как провал.


Как один листок не может пожелтеть без тихого согласия всего дерева, так и преступник не может свершить своего преступления без нашей потаенной воли, как писал Халиль Джебран (1883 — 1931), ливанец по происхождению, художник, поэт и писатель, в своем знаменитом на весь мир произведении «Пророк». Поскольку война на востоке Украины трансформировалась в террористическую, президент Путин, НАТО и ЕС молчат. У каждого свои причины. Я допускаю, что вскоре минские договоренности перестанут действовать. И все равно дипломаты продолжат переговоры. Ведь и сегодня договоры заключаются, чтобы их не выполнять. Поэтому решения проблемы они не найдут. Реальным выходом мне кажутся действия войск Донецка и Луганска по образцу и с помощью российских миротворцев или по образцу действий Израиля и США. Последние никогда не сомневались, преследовали врага на чужой территории и убивали его там. Достаточно вспомнить Панаму, Бен Ладена и других.


Россия практически всегда отражала нападения и пролила много крови, прежде чем дойти до Парижа или Берлина. Я не ожидаю, что из-за терроризма на Украине Россия или НАТО отправятся в поход. Но я допускаю, что в случае эскалации конфликта и молчания со стороны НАТО, ЕС и США, в поход на Запад отправятся войска Донецка, а возможно, и Луганска. В таком случае нам на Западе будет уже поздно действовать. Решимость и жестокость воюющих украинцев может стать угрозой для многих стран-членов ЕС. Между тем будут продолжаться замалчиваемые убийства противников и невинных мирных жителей на разных уровнях и в разных местах, а НАТО и ЕС будут доказывать, что после первой краски стыда за грех приходит безразличие, и из аморального он становится «внеморальным», как говорил американский философ Генри Дэвид Торо.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.