Со времен холодной войны четыре северных острова всегда представляли особую важность с военной точки зрения. На Итурупе, самом крупном острове из этой гряды, есть военно-воздушная база. На боевом дежурстве там постоянно находились новейшие истребители. Итуруп был закрытым островом, куда требовался специальный пропуск от властей не только иностранцам, но даже россиянам. В мае 1990 года, накануне распада СССР, по счастливой случайности мне удалось посетить Итуруп. Я стал первым журналистом, который побывал на острове после окончания Второй мировой войны. В плохих погодных условиях мы приземлились на погруженном в туман аэродроме «Буревестник», где было полно вооруженных пограничников. Недалеко от взлетно-посадочной полосы находилось четыре истребителя МИГ-29, бомбардировщик ТУ, вертолеты МИ и так далее.


В то время в СССР бушевал экономический кризис. Обстановка на Итурупе была тяжелой, поскольку товары повседневного спроса не поставляли, а сам себя остров обеспечить не мог. Возможно, островитян больше интересовали не центральные власти, которые находились в далекой Москве и ничего не делали, а экономически развитая и близкая Япония. И в такой момент приехал журналист из Японии. Я поговорил с местными жителями.


«Островитяне прекрасно осведомлены о том, что у СССР и Японии есть территориальная проблема. Я сам считаю, что территориальная проблема — это задача, которую необходимо решить» (Редактор газеты «Красный маяк»).


«Это мое личное мнение, но если бы не было территориальной проблемы, то московские власти уже бы сделали постоянную инфраструктуру и были бы больше заинтересованы в развитии острова» (глава Курильского района Кучер).


Работница санатория (на острове не было гостиниц для иностранцев), где я остановился, рассмеялась: «Если остров вернут Японии, я расстанусь со своим пропойцей мужем и выйду замуж за японца. А-ха-ха!».


«Здесь могила моего отца. Здесь родились мои сыновья. Это — наша родина. Тем не менее я не против того, чтобы жить вместе с японцами. Я думаю, у нас не будет никаких проблем», — сказал 42-летний рыбак.


По всей видимости, они испытывали противоречивые чувства к японцу, который приехал словно предвестник возврата территорий: это была доброта с примесью страха.


Вспоминая то время, сейчас мне кажется, что тогда Японии выпал один шанс на миллион, чтобы вернуть «северные территории». Тем не менее говоря дипломатическим языком, в то время правительство Японии элегантно игнорировало эту проблему. С тех пор прошло 27 лет. Вновь появился шанс.


Премьер-министр Японии Синдзо Абэ и президент России Владимир Путин уже провели 16 встреч. Разговор тет-а-тет был не только в декабре прошлого года в префектуре Ямагути, где стороны общались 95 минут. В мае прошлого года в Сочи они говорили 38 минут; в сентябре того же года во Владивостоке — 55 минут; в ноябре в Перу — 35 минут.


Уже в мае этого года премьер Абэ посетит Москву. Также он планирует отправиться во Владивосток в сентябре. Я очень надеюсь на реализацию «секретного соглашения», хотя и буду следить за развитием совместной хозяйственной деятельности на основе «нового подхода», о котором лидеры Японии и России договорились официально.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.