Майкл Флинн (Michael Flynn) поставил новый рекорд по краткости пребывания на посту советника по национальной безопасности, уйдя в отставку спустя 24 дня после назначения. Причиной этого, судя по всему, стало поступившее от Министерства юстиции предостережение о том, что Флинн соврал Белому дому, отвечая на вопрос о своем обсуждении санкций с российским послом. Их разговоры были записаны в рамках повседневной слежки за иностранными дипломатами, и кто-то «слил» подробности репортерам нескольких изданий (совершив преступление).


Случившееся — хороший повод еще раз рассмотреть малопонятную ситуацию, связанную с отношениями России и администрации Трампа, и вновь обдумать, какой должна быть позиция демократов в вопросе о российском шпионаже и российском влиянии. Речь идет о том, чтобы проложить курс между излишней верой в возможности России и излишним скептицизмом в отношении угрозы, которую Москва представляет для целей левого движения.


Начнем с деятельности России во время выборов 2016 года. Каждый раз, когда я упоминаю о том, что, согласно широко распространенному мнению, взлом компьютеров Национального комитета Демократической партии и главы избирательного штаба Клинтон Джона Подесты (John Podesta) организовала российская разведка, я сталкиваюсь со скептицизмом со стороны некоторой части левых. Бесспорно, правда, что один из главных источников, обвиняющих Россию во взломе, — это ЦРУ, то есть организация, для которой традиционно характерна самодовольная некомпетентность и любые утверждения которой следует воспринимать в связи с этим крайне скептически.


Однако о том, что Россия стояла за взломом, говорит не только это ведомство. Существует множество косвенных доказательств этого (журналисты Vice перечисляют), в том числе специфические технические детали и очевидные связи с российскими государственными источниками.


Итак, хотя железно доказанной эту версию не назовешь, она выглядит убедительно. В целом, случившееся соответствует российским стратегическим интересам. Путин был бы очень рад отмене американских санкций, а Клинтон была и остается крайне враждебно настроенной к России и к российским союзникам. Совершение взлома — предположительно, совсем не сложного — чтобы обеспечить преимущество на выборах более дружелюбному президентскому кандидату, — довольно очевидный ход для любой страны в такой ситуации. Сами США десятки раз прибегали к подобным методам. Судя по тому, что госсекретарем в итоге стал Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson), недавно возглавлявший нефтяную компанию ExxonMobil, которой санкции нанесли миллиардные убытки, этот план, по-видимому, сработал.


Но означает ли это, что русские несут полную ответственность за поражение Клинтон — как часто утверждают в левоцентристских кругах? Разумеется, нет.


История со взломов, вероятно, лишила Клинтон некоторой доли голосов, но их потеря изменила расклад на выборах только из-за того, что кандидат от демократов была крайне непопулярна — и это стало ясно еще в конце 2015 года.


Не стоит считать русских какими-то всемогущими кукловодами. Как пишет Чарли Уорзел (Charlie Warzel), после победы Трампа в левоцентристской политологии возникла целая новая отрасль антироссийской направленности. Ее представители теперь активно изучают общедоступную информацию и конструируют из найденных сведений странные параноидальные сюжеты о предполагаемом влиянии России на Трампа — и на мир в целом.


Это, однозначно, мусорная аналитика, однако не стоит бросаться в другую крайность и рефлекторно полностью снимать с России любую вину, как делают многие левые. Проблема в том, что левые зачастую не верят в виновность России во взломе, так как ссылками на эту историю многие пытаются оправдать провальную кампанию Клинтон. Такой скептицизм можно понять — но это совсем не означает, что русские не оказали Трампу определенную помощь.


На деле здесь необходима серьезная репортерская работа, тщательное исследование доказательств. Хотя возможно, что российские разведчики одержали в данном случае важную победу, скорее всего, это результат исключительного везения, а не профессионализма. В целом ФСБ вряд ли намного компетентнее криворуких американских спецслужб — она, судя по всему, тоже реагирует инстинктивно, и события точно также все время застают ее врасплох. Она явно не способна контролировать все происходящее и претворять в жизнь некий сложный и коварный план. Напротив, по слухам, российское руководство было сильно встревожено хаотическим поведением Белого дома при Трампе.


В конечном итоге, Путин, действительно, способствовал победе Трампа. Соответственно, его следует считать препятствием для осуществления политической программы американских левых — и особенно для глобальной климатической политики, которая угрожает в будущем разрушить гигантский российский углеводородный бизнес. Штабу следующего кандидата в президенты от демократов имеет смысл шифровать свою внутреннюю переписку и защитить свои компьютерные сети от взлома.


Однако перегибать палку тоже не стоит.


Не будем забывать, что для президентского правления Обамы были характерны бессмысленные провокации в адрес России — в частности, попытка продвинуть НАТО еще дальше на восток. Подобные действия, как и чрезмерно агрессивное отношение Хиллари Клинтон к России и Путину в ходе кампании в ретроспективе выглядят катастрофической стратегической ошибкой. Это не означает, что Америка должна уступать любым российским требованиям, однако Россия остается единственной в мире ядерной сверхдержавой помимо США. Поэтому лучше не провоцировать ее без причины и всегда быть готовым прибегнуть к дипломатии.


Будущим политикам и президентам левого толка следует относиться к России крайне настороженно, но при этом делать все возможное, чтобы жить с ней в мире.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.