Трудно себе представить, чтобы американский президент захотел расторгнуть многолетний альянс Америки с демократической и единой Европой, одновременно заключая сделки с антиамериканским диктатором в России. Поэтому мы хватаемся за любое доказательство обратного. И вот два события, которые дают нам основания надеяться на лучшее.


Во-первых, администрация направляет вице-президента Пенса и министра обороны Мэттиса в Мюнхен и Брюссель успокаивать встревоженных союзников. Ситуация настолько серьезна, что европейцы несомненно услышат здравых и компетентных эмиссаров новой администрации, если они просто скажут: «Мы верны Североатлантическому альянсу. Мы будем защищать наших союзников от агрессии. Мы хотим, чтобы каждый платил свою долю, и мы высоко ценим жертвы наших союзников. Мы верим в европейское единство и в демократические ценности. Мы постараемся сотрудничать с Россией, однако мы отнюдь не наивны». Печально, что сегодня приходится заново подтверждать никогда не вызывавшие никаких сомнений основы американской политики, и что такие действия будут сегодня казаться настоящим прорывом. Но эти слова все равно надо произнести.


Во-вторых, серьезно уменьшилась вероятность заключения соглашения между Трампом и Путиным на манер Пакта Молотова-Риббентропа, которое предусматривало бы отмену антироссийских санкций в обмен на совместную борьбу против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.). Многие люди отмечают, что такая сделка станет стратегическим и моральным бедствием. Она узаконит сферы влияния великих держав, воодушевит Россию и другие страны на новые агрессивные действия и в то же время подтвердит лживые претензии Путина на роль защитника западной цивилизации от терроризма. Иными словами, эта договоренность даст Путину то, что он хочет, а Россия взамен тоже отдаст то, что хочет Путин.


С политической точки зрения, важнее другое. Республиканцы в конгрессе, включая лидера большинства Митча Макконнела (Mitch McConnell), заявляют, что заблокируют снятие санкций, пока Россия не прекратит свое вмешательство в дела Украины. Отставка генерала Майкла Флинна с должности советника по национальной безопасности за ненадлежащие разговоры с русскими о возможном заключении сделки также помешает президенту Трампу добиваться отмены санкций.


Но прежде чем мы позволим себе успокоиться, следует вспомнить, что Трамп все равно может дать Путину буквально все, что тот хочет, не предприняв никаких действий по снятию санкций. Вот как он может это сделать:


1. Не прилагать никаких усилий по воплощению санкций в жизнь. Санкции сами по себе не реализуются. Со временем те, против кого они направлены, найдут возможности уклоняться от них, скрывая свои активы, действуя под чужими именами и отыскивая новых посредников, чтобы осуществлять деятельность, попавшую под санкции. Чтобы санкции действовали, нужны постоянные усилия.


Администрация Обамы не только регулярно расширяла объем антироссийских санкций, но и издала четыре «пакета мер» по их поддержке, направленные против активов главных лиц, включенных в санкционный список, а также против агентов и посредников, которые помогали им прятать деньги. Госдепартамент и Министерство финансов регулярно обращались к банкам и компаниям, предостерегая их о недопустимости сомнительной деятельности, выгодной подвергнутым санкциям юридическим и физическим лицам из России. Когда из-за санкций американские компании были вынуждены отказаться от сделок в России, администрация Обама надавила и на другие страны, такие как Япония и Южная Корея, чтобы они не позволяли своим компаниям заполнять возникшие ниши. Белый дом при Трампе может уведомить Госдепартамент и Министерство финансов, что такие усилия больше не являются приоритетом, и начать бесконечно откладывать пятый санкционный пакет (который в принципе должен быть принят через несколько месяцев). На бумаге санкции останутся, но на практике они потеряют свою эффективность.


2. Ничего не делать для укрепления европейского единства по поводу санкций. Сплотить Европейский Союз, чтобы тот выступил против российской агрессии на Украине, было очень непросто с учетом того, что на такие действия должны были дать согласие все 28 стран-членов, а Россия постоянно пыталась разорвать самые слабые звенья в цепочке ЕС. Президент Обама на саммитах «Большой семерки», на встречах и в телефонных разговорах с руководителями европейских стран неоднократно призывал их к продлению санкций. Виктория Нуланд (Victoria Nuland) и Дэн Фрид (Dan Fried) из Госдепартамента, а также Адам Шубин (Adam Szubin) из Министерства финансов неоднократно ездили в Европу, чтобы поддержать единство стран ЕС в вопросе санкций. Если администрация Трампа не возобновит эти действия (сейчас они заморожены в ожидании нового руководства и новых указаний) в условиях, когда Британия намерена покинуть ЕС вместо того, чтобы повести его за собой, а популистские пророссийские партии при поддержке трамповской киберармии попытаются ослабить французское и немецкое правительства, то европейское единство в вопросе санкций рухнет до июля, когда наступит срок их продления.


А если Германия и Франция выстоят перед этим натиском и будут стремиться к усилению антироссийских позиций ЕС, Трамп со Стивом Бэнноном могут потихоньку уведомить своих европейских друзей из интернационала альтернативных правых типа венгерского премьера Виктора Орбана, что им было бы неплохо наложить вето на решение Евросоюза о продлении санкционного режима. Слабые звенья ЕС, такие как Венгрия, Словакия и Греция, не оспаривают европейский консенсус, отчасти из-за того, что США вместе с Германией, Францией и Британией призывают их не делать этого. Но если Белый дом начнет говорить им, что американская позиция изменилась (что бы ни заявляли люди из кабинета Трампа в своих публичных выступлениях), баланс будет нарушен.


3. Все равно пойти на сотрудничество в Сирии и четко заявить о том, что борьба с «радикальным исламом» перевешивает отстаивание других ценностей. Трампу не нужно официальное соглашение с Путиным, чтобы начать с русскими обмен разведывательной информацией и данными о целях в Сирии. Пока ветераны из команды Обамы задают себе вопрос о том, с кем Трамп будет выдавливать боевиков «Исламского государства» из Ракки — с турками или с курдами, президент может выбрать третий вариант: в сотрудничестве с русскими помочь режиму Асада начать наступление на подконтрольную ИГ территорию (или по крайней мере, передать ему ключи от Ракки, когда ее возьмут курдские войска).


Кроме того, Трамп может сделать то, что больше всего нужно Путину: отказаться от сводящей с ума американской привычки настаивать на том, что права человека — это универсальная норма; остановить нашу раздражающую кампанию против коррупции и отмывания денег; позволить таким странам как Украина самостоятельно выплывать или тонуть; и все это время неустанно повторять главный догмат московской пропаганды о том, что западные демократии ничуть не лучше России, а посему они не имеют права никого критиковать. Если Трамп и дальше будет говорить, что американские выборы подтасовываются, что наши города — это настоящая катастрофа, что у нас нечестные журналисты, что мы, как и Россия, убиваем своих врагов, Russia Today сможет заявить о том, что ее миссия выполнена. А Путин сможет передать ежегодную субсидию в 300 миллионов долларов на свои любимые проекты, скажем, на режим Асада или на строительство моста в Крым.


Как поступить, чтобы удержать администрацию от этих вольных и невольных преступлений? Бдительный конгресс может предпринять несколько шагов. Самое важное, он может придать силу закона четырем президентским указам Обамы о санкциях против России за ее агрессию на Украине. Митч Макконнел говорит поддерживающим такую меру республиканским сенаторам, что он этого не допустит, если Трамп не попытается на самом деле отменить санкции. Но по вышеупомянутым причинам Госдепартаменту и Министерству финансов, а также нашим европейским союзникам нужны четкие указания о том, что санкции будут сохранены, если Россия не изменит свое поведение, и что их необходимо претворять на практике.


Конгресс должен поддержать проведение независимого расследования связей между командой Трампа и Россией, дабы исключить любое враждебное влияние. Он должен добиться того, чтобы Госдепартамент правильно потратил деньги, выделенные ему в прошлом году для противодействия российской дезинформации в Восточной Европе, а также обеспечить финансирование и поддержку активистов гражданского общества и независимых СМИ в соседних с Россией странах. Он должен настоять на том, чтобы госсекретарь Тиллерсон сдержал слово и сохранил санкции, введенные по закону Магнитского. Что касается Сирии, конгресс должен включать в любые санкционные законопроекты новые карательные меры против виновных в совершении военных преступлений (это представители России, Ирана, «Хезболлы» и Сирии), а также запретить обмен разведывательными данными с теми российскими частями и подразделениями, которые бомбят гражданское население.


Американская политика должна служить американским идеалам и интересам. Будем надеяться, что чиновники из администрации заявят об этом в Европе в ближайшие дни. Но надо помнить, что их действия, а также их бездействие важнее их слов, и поступать соответственно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.