Отсутствие у Макрона какого-либо прогресса в опросах, понятное дело, является результатом российского заговора, а не его собственной стратегии, которая заключается в вытеснении идей куда-то в тень, на задворки «отжившей свое» демократии.


Несколько дней назад у меня был спор с журналисткой France 2, которая начала разговор с вопроса: «Ты занимаешься конспирологией?» Это слово сейчас в моде, а его использование как обвинения отвечает духу времени. Теперь у нас есть конспирологи, с одной стороны, и антиконспирологи, с другой, как раньше фашисты и антифашисты, либералы и антилибералы, эгоистические релятивисты и отважные универсалисты, защитники ценностей.


Новый манихеизм


Как бы то ни было, стоит обратить внимание на ход мышления антиконспирологов и понять, что что-то явно не так с их склонностью повсюду видеть конспирологов, в частности в тех, кто не согласен довольствоваться официальными версиями. Пусть теории заговора и не лучший способ рассмотрения истории, черно-белый подход антиконспирологов едва ли чем-то лучше, если, конечно, вы не считаете, что с одним упрощением можно бороться с помощью другого.


На самом деле подход борцов с конспирологией к действительности выглядит столь же спорным, как и сама конспирология.


Заговоры бывают разные


Простого ознакомления с вульгатой антиконспирологов достаточно, чтобы осознать интеллектуальную скудность их идеологов. Дело в том, что они даже не могут дать четкого определения понятию «заговор».


В теории заговора существует определенная философия истории, которая ищет в связях между событиями скоординированные, целенаправленные и скрытые действия движимой общей целью группы людей. Такова механика «Протоколов сионских мудрецов» или современных рассуждений (они, кстати говоря, невероятно популярны) об иллюминатах и Бильдербергском клубе. В таком мировоззрении несколько нездоровых умов собираются вместе и дергают за тайные веревочки мира, который является сложным лишь внешне.


Антиконспирологи в свою очередь даже не пытаются опровергнуть эти ложные теории. Они выбирают своей целью нечто иное, то, что во времена моего детства называли официальной пропагандой.


Антиконспирология представляет собой определенную философию истории, которая предполагает принятие официальных объяснений происходящих событий. Таким образом, антиконспирологи считают конспирологами всех тех, кому свойственен критический взгляд на распространяемую государством информацию, и кто не боится выражать сомнения.


Казнев — конспиролог


Отметим один парадоксальный, но забавный факт: критика конспирологии со стороны ее противников обычно опирается на убежденность в… существовании устроенного конспирологами заговора. Получается мышление антиконспирологов опирается на те же механизмы, что и теории заговора… Только не говорите никому, это большая тайна!


Хотите пример? В 2016 году Бернар Казнев (Bernard Cazeneuve) обвинил газету Libération в конспирологии, потому что она уличила министра внутренних дел во лжи. Вот она, эта механика: любой, кто оспаривает официальную версию событий (в данном случае теракта в Ницце), является конспирологом, и его направляют темные силы, которые работают против общего блага.


Но такое гротескное обвинение Казнева в адрес газеты едва ли можно назвать удивительным. Дело в том, что он давно утверждает, что теракт в Карачи 1995 года (его жертвами были французские военные инженеры) стал результатом не исламского терроризма, а внутреннего французского заговора. Таким образом, Казнев прекрасно разбирается в конспирологии, раз сам выдал теорию заговора, которую не возьмется опровергнуть ни один проповедник из радикальной мечети.


Вот оно, истинное лицо антиконспирологов: они сами видят повсюду заговоры.


Макрон тоже погрязает в конспирологии?


В правительстве Олланда-Вальса был и другой известный (анти)конспиролог: Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron).


Как только рейтинги любимого кандидата субсидируемых СМИ застыли на месте (они достигли потолка в 20%), его команда выдает нам объясняющую все теорию: Макрон стал жертвой действий иностранной державы. Тут я предлагаю моему другу Оливье Беррюйе (Olivier Berruyer), которого несправедливо обвинил в конспирологии le Decodex, воспользоваться открывшейся возможностью. Ведь если бы он написал об Украине или США то, что команда Макрона позволяет себе говорить о России, его, без сомнения, завернули бы все СМИ.


Вот официальные заявления окружения парнишки, который хочет стать президентом третьей мировой военной державы: «Последние два дня предвыборный штаб Эммануэля Макрона с тревогой обращает внимание на увеличение числа атак на сайт движения «Вперед!» и призывает французские власти принять меры для обеспечения нормального проведения выборов 23 апреля и 7 мая».


«В случае успеха этих атак вести кампанию «Вперед!» станет чрезвычайно сложно, практически невозможно», — пишет в опубликованной в Le Monde статье генсек движения бывшего министра экономики Ришар Ферран (Richard Ferrand).


Накануне канал France 2 посчитал, что Эммануэль Макрон стал мишенью Москвы из-за своих позиций в пользу «сильной Европы, которая развивается и имеет большой вес, в том числе по отношению к России».


Но такие заявления, понятное дело, не конспирология, а полная ее противоположность!


Симптомы обостренной конспирологии


Разумеется, застой рейтингов Макрона — результат российского заговора, а не стратегии, которая опирается на полурелигиозное прославление лидера и вытеснение идей куда-то в тень, на задворки «отжившей свое» демократии. В любом случае, произошедшее никак не может быть плодом неумеренной медиатизации кампании Макрона, которая во всем остальном лишена хоть сколько-нибудь понятных и прочных обязательств. Или естественным следствием несдержанных обещаний представить четкие цифры по своим асимметричным предложениям.


Конспирологией всегда занимается кто-то другой, а не власть (даже когда она пытается оправдать собственные неудачи чьими-то тайными маневрами) и не ее любимчик (даже когда на отсутствие у него хоть сколько-нибудь вменяемой программы указывают уже не первый месяц, а сам он ничего не предпринимает по этому поводу).


Причиной неудач всегда являются заговоры. Взять хотя бы книгу Даве и Ломма о президентстве Олланда: отрицание собственной ответственности и объяснение провалов внешними, скрытыми и простыми факторами (именно это обычно и называется конспирологией) — все это отличительные черты олландизма и его отпрысков.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.