Министр иностранных дел Маргот Валльстрём (Margot Wallström) говорит, что шведская феминистическая внешняя политика дает ощутимые плоды по всему миру. Она называет лидера Либералов Яна Бьёрклунда (Jan Björklund) популистом за его критику в адрес представительниц шведского правительства, которые надели хиджабы в Иране, и при этом хвалит буржуазную оппозицию.

 

Dagens Nyheter прочитала правительственную декларацию внешней политики, опубликованную в среду, и взяла интервью у министра иностранных дел.

 

В среду утром Маргот Валльстрём зачитала декларацию правительства по внешней политике.

 

«Шведская феминистская внешняя политика приносит реальный результат на пользу женщинам, девочкам и всему обществу», — пишет правительство и сообщает, что работа способствовала тому, что порядка 20 стран приняли законы и проекты по усилению равноправия, а около 90 региональных сообществ прекратили практиковать женское обрезание.

 

«Каждый год мы принимаем конкретный план действий по феминистской внешней политике. Он может касаться борьбы против детских браков, против женского обрезания, за право женщин владеть землей. Мы смотрим на имеющиеся ресурсы и даем образование женщинам-посредникам и женщинам, представляющим нашу политику», — говорит Маргот Валльстрём.

 

В эти выходные феминистская внешняя политика Швеции привлекла большое внимание внутри страны. Широко обсуждались фотографии министра торговли Анн Линде (Ann Linde) в платке на голове. Она и многие другие женщины-члены делегации премьер-министра Стефана Лёвена (Stefan Löfvens) в Иране, стране, где женщина по закону должна носить хиджаб, появились на официальной встрече с покрытой головой.

 

«Феминистская политика провалилась», — написал лидер либералов Ян Бьёрклунд в Twitter во вторник после залпа критики фотографий представительниц правительства с платками на голове.

 

«Это популизм», — восклицает Маргот Валльстрём.

 

«Ведь он сам сидел с правительством, где женщины носили платки, когда ездил в Иран. Там это закон. Это дипломатическая данность. Он это прекрасно знает. И мне кажется, я видела его в кипе. Если он сейчас скажет, что перестал соблюдать правила в Иране, я надеюсь, что он хотя бы не перестал уважать правила поведения и одежды в синагоге», — едко комментирует Маргот Валльстрём.

 

Несмотря на критику, министр иностранных дел хочет завершить свое внешнеполитическое заявление, протянув руку дружбы оппозиции.

 

«Временами нам следует уметь достойнее относиться друг к другу. По очень многим вопросам у нас единое мнение о внешней политике, я этому рада и очень благодарна. У нас один взгляд на права человека, равноправие и демократию, и в этом я отдаю им должное», — говорит она и вспоминает, как все бывало раньше:

 

«Я считаю, что сейчас наши дебаты стали намного спокойнее. Вспомните, как они на меня напирали, когда я критиковала Саудовскую Аравию по вопросам прав человека. Но сейчас вдруг оказалось, что можно быть жестким в меру».

 

Dagens Nyheter: Ян Бьёрклунд представляет собой исключение?


Маргот Вальстрём: В этом вопросе его легко опровергнуть. В Иране особое внимание привлек тот факт, что большинство членов шведской делегации были женщинами. С иранской же стороны женщин вообще не было. Такое практическое, конкретное сотрудничество меняет положение вещей в долгосрочной перспективе, а вовсе не поездки туда с демонстрациями. В самой Швеции — совсем другое дело. Я не считаю, например, что нужно носить полные хиджабы в начальной школе.


«Парадоксальным временем» назвала министр иностранных дел прошедший год в своем заявлении. Бедность уменьшается, а безопасность падает на фоне Брексита и избрания Трампа.


«Мы пытаемся угадать, что произойдет в будущем. Я думаю, мы можем увидеть новые политические альянсы и страны, которые выйдут на арену, заполнив пустоты. Китай, конечно, получит влияние в тех областях, где не имел его раньше».

 

Она предостерегает от такого миропорядка, где все страны будут заботиться лишь о своих интересах, наподобие America first, а договоры основываются на денежных транзакциях вместо прав человека и международных соглашений.

 

Положения, касающиеся России, отличаются от тех, что были в прошлом году. Тогда аннексия Россией Крыма называлась «величайшим вызовом европейской безопасности со времен окончания холодной войны». Сейчас эта формулировка вычеркнута. Россию по-прежнему резко осуждают за агрессию против Украины и аннексию Крыма. Но есть и более позитивные формулировки:


«Швеции нужно прикладывать больше усилий для развития отношений с Россией. Мы должны поддерживать политический диалог, действовать дальновидно и призывать Россию к сотрудничеству вместо конфронтации», — гласят они.

 

 Отношение Швеции к России было слишком жестким?

 

—  Нет. Мы должны учитывать разные временные перспективы. Россия останется там, где она сейчас находится, и в будущем она будет большим и важным соседом. Мы должны быть способны представить, что в один прекрасный день и Россия начнет развиваться в более демократическом направлении.


Валльстрём считает, что хотя на сегодняшний день все и выглядит безрадостно, но именно сейчас Швеция должна вкладываться в контакты с Россией. Она сама едет туда, чтобы встретиться с министром иностранных дел Лавровым.


«Пока что у нас уже есть несколько областей, где Россия конструктивно помогает нам. Но при этом она переворачивает все по-своему, начиная с дел Совета министров северных стран и до гражданских организаций. Последние сейчас называются иностранными агентами, и с ними нельзя иметь дел. Я встречалась с людьми из Лулео, которые рассказывали, что дети и подростки больше не могут приезжать в летние лагеря, чтобы провести каникулы на свежем воздухе и получить новые впечатления в рамках Баренцева сотрудничества. Вот это лишнее».

 

В декларации внешней политики также есть более позитивные, чем раньше, формулировки относительно военного сотрудничества в ЕС. «Швеция будет активно усиливать совместную политику безопасности и обороны».

 

 Раньше Швеция тормозила сотрудничество в ЕС по обороне, почему правительство передумало?


—  Эта формулировка касается не только военного сотрудничества. Есть такие страны ЕС, которые считают, что нужна общая европейская оборона, и мы с этим не согласны. Мы считаем, что нужно еще больше вкладываться в гражданское направление и проводить работу по предотвращению конфликтов.

 

Но по этому вопросу мы видим только начало обсуждения. Мы пока не знаем, что случится с НАТО. Я уверена, что у нас еще будут более интенсивные дебаты по поводу военного сотрудничества в ЕС.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.