Среди множества тем, касающихся сирийского конфликта, особое внимание привлек российский проект новой конституции для Сирии. Тем самым скрыто ли или явно Россия по своему усмотрению расставила все стороны конфликта на свои места.


Исходя из того, что газеты пишут по поводу данного законопроекта и его положений, можно сделать несколько определенных выводов.


Дальнейшие наблюдения не претендуют на подробный анализ проекта предлагаемой конституции и ее положений. Специалисты, работающие над созданием конституции, гораздо более осведомлены по этим вопросам.


Здесь также не будут обсуждаться цели и задачи России, стоящие за инициативой вынести проект на рассмотрение. И, конечно, никто не собирается дискредитировать российскую позицию как основного союзника сирийского народа.


В данном случае будут представлены конкретные замечания по поводу ряда вопросов, вызывающих наибольшую озабоченность.


Первый и самый главный пункт касается опасений по поводу сохранения Сирии как независимого государства, родины сирийского народа. Ведь была затронута самая суть: арабская идентичность страны, ее территориальная целостность и суверенитет.


Наблюдения исходят из богатого знания арабского национализма, прочно укоренившегося в индивидуальном и общественном мировоззрении, предопределяющем мысли и эмоции. Оно влияет на понимание прошлого, настоящего и будущего. Это наследие уходит своими корнями глубоко в память поколений.


Первое наблюдение лучше представить в форме вопроса: почему предложенный проект конституции исходит от России?


У сирийцев есть свои представления, а также правовой и конституционный опыт, благодаря чему может быть создан эффективный проект конституции, основывающийся на более глубоких знаниях о сирийском обществе и его устремлениях. Если из-за сложившейся ситуации вмешательство России в этом вопросе необходимо, почему сирийцам было недостаточно пригласить Россию просто в качестве консультанта или, если того требует ситуация, чуть больше расширить ее полномочия?


Напрашивается вывод, что сирийские власти не принимали участия и даже не давали консультации в процессе работы над текстом конституции. Сирийская сторона не внесла никаких поправок, хотя они требовались, и довольно существенные.


Второе наблюдение состоит в том, что проект конституции исключает слово «арабская» из названия государства. Вместо «Сирийской Арабской Республики» государство будет называться «Сирийской республикой».


Это не просто формальность или незначительная поправка. Это изменение, влияющее на национальную идентичность страны и ее народа, оно затрагивает факт принадлежности жителей Сирии к арабской нации. Любое посягательство на арабскую идентичность Сирии является посягательством не только на каждого конкретного араба, но и на все арабское общество, на весь арабский мир.


Поколение за поколением мы жили и в любом предложении или фразе мы не могли произнести «Сирийская Республика» без слова «арабская».


В сознании многих поколений, в душе этих людей, вы не найдете Сирию без арабской идентичности, а арабский мир не мыслим без Сирии.


Это далеко не формальность, когда слова «арабский» или «арабская» присоединяют к любым именам и названиям, связанным с Сирией: Сирийская арабская Республика, Сирийская арабская армия, сирийское арабское телевидение, сирийский арабский флаг, Сирийский арабский банк, сирийская арабская авиация…


Арабская идентичность Сирии — и арабская идентичность вообще — не может быть отделена от арабского языка. Язык всегда является одной из существенных культурных характеристик народа. Он ядро национальной идентичности. Он не только инструмент коммуникации, он фундамент культуры и культурного наследия во всем его многообразии.


Вы не найдете народа, который бы относился к арабскому языку с большим уважением, чем сирийцы. На этом языке говорят, пишут книги, он пронизывает все сферы социальной и культурной жизни.


Находясь в Дамаске, Алеппо, или в любом другом городе, вы услышите, как вокруг вас звучит арабская речь, и Вы сразу чувствуете атмосферу арабской страны в мельчайших подробностях.


Слышал кто-нибудь хотя бы раз, чтобы диктор на сирийском арабском телевидении или радио «коверкал» арабский язык, используя слова и выражения на иностранном языке, как это модно на многих других каналах? Совпадение или нет, но большинство лучших преподавателей арабского языка в школах арабских стран родом из Сирии.


Это было третье наблюдение. В проекте конституции арабский язык находится в равном положении с другими языками (также есть опасение, что могут появиться новые языки), он никак не выделен и не идентифицирован, его использование не контролируется. В проекте также четко не прописано, что арабский язык является официальным языком Сирийской Арабской Республики.


Это абсолютно нормально, если любые национальные меньшинства сохранят право на свой язык для частной коммуникации и изучения в своих школах. Но в Конституции должно быть четко прописано, что именно арабский является государственным языком и официальным языком общения в стране, а также языком народного образования во всех школах и университетах.


Четвертое наблюдение состоит в том, что некоторые из опубликованных статей новой конституции, вносят путаницу в процесс управления государством, нарушая принцип единства Сирии и ее суверенитета, а также единства центральных национальных учреждений, в частности, Сирийской арабской армии. Эти статьи могут быть интерпретированы в нужную сторону для отклонения от принципа единства и национального суверенитета, что особенно важно в обстоятельствах, в которых Сирия оказалась на данном этапе. Среди этих статей, например те, что связаны с «объединением регионов», которым в соответствии с конституцией предоставляются определенные права и полномочия. Также речь идет о статьях о назначении на должность премьер-министра и формировании кабинета министров: вводится принцип пропорционального представительства кандидатов от всех группировок и «резерв» позиций для некоторых национальных и этнических меньшинств. Вызывают обеспокоенность и статьи, в которых косвенно признается существование «других вооруженных групп» наряду с национальной армией.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.