Скорбная трехлетняя годовщина была на прошлой неделе. Именно 21 февраля 2014 года пророссийский президент Виктор Янукович потерял власть над своей страной, когда снайперы спецподразделений режима застрелили почти сотню демонстрантов на площади Независимости, Майдане, в Киеве.

 

Я был в Киеве в те трагические дни и утром после бойни брел по следам разорения. Одетые в черное полицейские из спецподразделения «Беркут» куда-то бесследно исчезли, и оба конца центральной улицы Крещатик контролировались тогда оппозицией.

 

Но атмосфера не была похожа на триумф. Между несколькими палатками, расставленными перед одним из почтовых отделений Киева, я увидел результат тех горестных событий: восемь безжизненных тел, распростертых на земле и укрытых украинскими флагами. Лица этих мужчин выглядели умиротворенно, хотя их жизнь и окончилась ужасно. У некоторых были прострелены лоб и горло. Снайперы режима стреляли на поражение.

 

Янукович боролся за свое политическое выживание, но проиграл. В какой-то момент казалось, что политика Кремля в отношении Украины вновь потерпела фиаско, как это было в 2004 году, когда Владимир Путин пытался помочь своей марионетке — тому же Януковичу — обманом выиграть президентские выборы. Тогда результатом стала оранжевая революция.


Но в этот раз Путин не допускал и мысли, что Москва потеряет влияние на важнейшую постсоветскую республику.


Поэтому Кремль действовал быстро. События на Майдане стали сигналом для российского военного вмешательства и начала кровавой войны на востоке Украины, которая идет до сих пор, несмотря на несколько договоров о перемирии. Минимум 10 тысяч человек уже было убито, миллионы жизней разрушены.

Уже через неделю после того, как Янукович сбежал с места событий, Кремль организовал хорошо подготовленную молниеносную ночную операцию на украинском полуострове Крым. «Маленькие зеленые человечки», солдаты русского элитного подразделения, захватили телевидение и здание парламента и осуществили оккупацию. Сначала Кремль все категорически отрицал, но затем Путин вручил русским солдатам медали. А в марте Крым был официально принят в состав Российской Федерации.

Многие эксперты по русской политике не верили, что Путин осмелится на военное вмешательство в Крыму. Но они выдавали желаемое за действительное.


Окружающий мир не хотел также верить и в то, что Путин пойдет дальше, по остальной Украине. Это тоже было ошибочно. В апреле в восточных городах Украины Донецке и Луганске начали поднимать российские флаги. Вооруженные мужчины — отчасти русские спецназовцы, отчасти старые, отслужившие свое разномастные бывшие военные, тоскующие по Советскому Союзу, а также разыскиваемые преступники — захватили полицейские участки и здания администрации.


Главным аргументом для интервенции было то, что «ультранационалисты» и «нацисты» захватили власть в Киеве в результате переворота. Это определение избранного народом украинского правительства используется и до сих пор, в последний раз мы его услышали от Сергея Лаврова на встрече с Маргот Валльстрём (Margot Wallström).

В течение нескольких месяцев весны 2014 года казалось, что одно из самых крупных государств Европы скоро развалится, а Великая Россия начала возрождение.

 

По нескольким причинам российское наступление застопорилось. Но Путин может быть доволен: за рекордно короткое время он отбил назад часть потерянной российской империи.

Сегодня, три года спустя, Украина — сократившееся и ослабленное государство, а застывший конфликт на Донбассе ежедневно пожирает человеческие жизни.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.