7 февраля работники одного из супермаркетов крупнейшей в Грузии сети Fresco опубликовали в Facebook заявление, утверждая, что работают в «эксплуататорских условиях». Двумя днями позже работники крупнейшей в Грузии сети книжных магазинов «Библус» пошли на схожий шаг, выставив видеообращение. Оба заявления получили широкую огласку и сопровождались протестами перед магазинами по всему Тбилиси.


Эти протесты, а также широкая их поддержка со стороны граждан страны, указывают на возможность кардинальных перемен в этом до сих пор спокойном секторе, сказала Лина Гвинианидзе, директор программ по социальным правам в Центре правозащитного образования и мониторинга.


Два года назад двое работников другого супермаркета — Ioli — также выразили протест относительно условий труда, но «за исключением нескольких протестов после их увольнения ничего не изменилось», — сказала она. — В этот раз заявления [работников двух ритейлеров] не только перепостили сотни тысяч раз в Интернете, но другие люди также начали рассказывать о своих условиях работы в сфере услуг, и сейчас проходят несколько акций протеста».


В последние годы Грузия переживает рост протестов рабочих. В частности, в прошлом году на западе страны произошла забастовка горняков. Но, по словам Гвинианидзе, работники сферы услуг, являющейся крупнейшим сектором грузинской экономики и играющей большую роль в обществе, не имеют собственного профсоюза.


Администрация ритейлеров отрицает заявления протестующих. Главный исполнительный директор Fresco сказал, что заявления были сделаны людьми, не являющимися работниками Fresco, и поэтому не соответствуют действительности. «Библус» также в ответ опубликовал длинное заявление, утверждая, что работники умалчивают о важных деталях и что компания хорошо обращается со своими сотрудниками.


Но после того, как онлайн-заявления стали вирусными, сотни простых жителей Грузии, столкнувшихся со схожими проблемами в сфере услуг, стали делиться своими историями, публикуя их с хештегом #გაბედეშენც («Не бойся высказаться»).


Например, пользователь Facebook написала, что ее менеджер вычел 50 лари (около 19 долларов) из ее зарплаты в 350 лари (135 долларов) за то, что она на две минуты отвлеклась от работы, когда ей сообщили дурные новости. «Нагибаться, чтобы завязать шнурки, сидеть, говорить с коллегами — все это было запрещено по условиям контракта», — сообщила она.


Наблюдатели связывают рост протестных настроений среди рабочих с политикой. При прежнем правительстве под руководством президента Михаила Саакашвили власти отменили ряд защищавших трудящихся законодательных норм, облегчив увольнение работников, сократив отчисления в пенсионный фонд и отменив различные льготы.


Одной из наиболее заметных реформ было закрытие Департамента инспектирования труда, в обязанности которого входило обеспечение выполнения работодателями трудового законодательства. Отдел был упразднен под лозунгом борьбы с коррупцией и бюрократией, и стимулирования экономического роста, но в результате рабочие остались без защиты.


«В Грузии было много коррумпированных ведомств, включая полицию, систему образования, — отметила Гвинианидзе. — Но разница в том, что [правительство Саакашвили] решило трансформировать эти ведомства. А Департамент инспектирования труда просто закрыли, ничего не создав взамен».


«Дерегулирование сферы трудовых прав при прежней администрации очень негативно повлияло на все отрасли, — заявил Гоча Александрия, заместитель председателя Объединенных профсоюзов Грузии, крупнейшей профсоюзной конфедерации страны. — Они убили в Грузии рабочее движение».


Коалиция «Грузинская мечта», в 2012 году отобравшая власть в парламенте у возглавляемого Саакашвили Единого национального движения, обещала избирателям улучшить социальные условия. В 2013 году правительство вернуло некоторые механизмы защиты прав рабочих, включая Департамент инспектирования труда.


Но надежды на значительное улучшение ситуации при новом правительстве оказались иллюзорными, и к концу 2013 года трудящиеся поняли, что «не могут рассчитывать, что власти накажут работодателей», — сказал Гоча. Стали учащаться протесты рабочих, включая многочисленные выступления горняков за последние пять лет.


Гвинианидзе высказала мнение, что организованные работниками розничного сектора акции протеста меняют отношение жителей Грузии к трудовым правам. «Нынешние выступления работников сферы услуг ясно показали обществу, что вопросы трудовых прав касаются нас всех, а не только горняков, например», — сказала она.


Гоча согласился с мнением Гвинианидзе, отметив, что социальные сети помогли привлечь больше внимания к плохим условиям, в которых ежедневно приходится трудиться работникам сферы услуг.


Правительство пока не сделало никаких заявлений по поводу последних протестов. Но есть основания полагать, что они увеличили актуальность проблемы условий труда для всего грузинского общества, что потенциально может привлечь к ней внимание политиков.


«Каждый месяц я работаю с 8:30 до 23:30 две недели подряд, а потом я две недели свободна, — сказала Тамуна, трудящаяся в тесной лавке в центре Тбилиси на протяжении уже 10 лет. — Я никогда не думала, что таким образом нарушаются мои права, но, пожалуй, мне стоит попробовать тоже добиться улучшения моих условий труда».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.