Политика Войтылы послужит возрождению Католической церкви в социалистических странах, сообщали руководители КГБ после избрания поляка Папой римским.


Из документов, которые рассекретила Служба безопасности Украины, следует, что Москва, которая следила за ситуацией в Польше, была уверена: «бурление за Бугом» может повлиять на ситуацию в УССР.


Польша получила пакет отчетов КГБ 1978-90-х годов, которые писались для руководства коммунистической партии Украины. Эти материалы позволяют познакомиться с деталями деятельности советских спецслужб, их методами и масштабом слежки. Анализом документов занялись ученые из Колледжа Европы в Натолине в рамках проекта «Три революции». Результат работы будет представлен на международной конференции.

 

Директор архива украинской Службы безопасности в Киеве Андрей Когут в разговоре с Rzeczpospolita напомнил, что КГБ обладало широкой сетью информаторов и отличными источниками информации. «В КГБ знали о планах демократической оппозиции на Украине», — говорит он, обращая одновременно внимание, что отчеты, которые готовились на основе полученных от агентов сведений, были наполнены коммунистическим новоязом и пропитаны идеологией.

«К сожалению, мы не знаем, насколько большая сеть агентов была у КГБ на Украине. В середине 1990-х папки тайных сотрудников уничтожили по приказу из Москвы», — добавляет директор архива. В конце 1980-х в украинском КГБ работало более 40 тысяч сотрудников.

 

Советские службы безопасности не только следили за ситуацией на Украине, но и вели активные действия, стараясь повлиять на украинскую оппозицию. «Напомню, что в те годы она поддерживала контакты с польскими оппозиционерами, а также с существовавшими в США и Западной Европе украинскими объединениями, в том числе с бандеровскими кругами. Их главной целью была борьба с коммунизмом. Разумеется, КГБ старался сделать все возможное, чтобы рассорить эти силы. Похожие, только усовершенствованные методы, использует сейчас Россия», — рассказывает Андрей Когут.

 

1 ноября 1978 года (спустя две недели после избрания Кароля Войтылы Папой Римским) глава украинского КГБ Федорчук сообщал в докладе, адресованном членам Центрального комитета Коммунистической партии Украины, что у Папы «есть собственная концепция, заключающаяся в переориентации на западный мир и активизации Католической церкви в социалистических странах». «Войтыла стал известен в реакционных западных кругах как „борец за права человека в Польше", который требует вернуть » традиционную религию в школы " и заявляет, что «Церковь — последний оплот свободы»«, — писал Федорчук. Он предсказывал, что избрание Войтылы Папой может привести к «значительной активизации на Украине католиков и униатов». Поэтому, как он указывает в докладе, «органы КГБ УССР разрабатывают мероприятия по активному противодействию подрывным устремлениям Ватикана, вскрытию и пресечению враждебных действий его эмиссаров и миссионеров, выявлению и перехвату каналов связи с католиками с униатами на территории республики и контроля над ними. Количество католических приходов — 98, ксендзов — 43, также, по оперативным данным, в республике насчитывается 1000 священников-униатов, монахов, монахинь и „униатов-покутников"».

 

«КГБ считал Католическую церковь врагом. Его сотрудники были уверены, что избрание Папой поляка окажет влияние на Церковь в Восточной Европе», — говорит сотрудник Польской академии наук и бывший заместитель министра иностранных дел Павел Коваль (Paweł Kowal).

 

14 декабря 1981 года, через день после введения в Польше военного положения, руководитель украинского КГБ Федорчук докладывал товарищу Щербицкому из ЦК Компартии Украины, что «трудящиеся Украины с удовлетворением восприняли сообщение советских средств массовой информации о введении в ПНР военного положения, а также изолировании вожаков „Солидарности" и участников нелегальных контрреволюционных организаций». Федорчук обращает, однако, внимание, что «отдельные находящиеся на Украине автотуристы и частнодельцы считают, что введение военного положения в Польше приведет к гражданской войне, так как там довольно сильна оппозиция».

Среди обнародованных службой безопасности Украины документов особый интерес вызывает доклад от 14 декабря 1981 года, посвященный слежке за радиоэфиром, которой занималась контрразведки КГБ. «Выявлена скрытая сеть радиосредств Госдепартамента США, предназначенная для работы в периоды осложнения обстановки в Польше. Корреспонденты этой сети находятся в Варшаве, Познани, Кракове, Вроцлаве и поддерживают кратковременные (до нескольких секунд) сеансы связи с радиоцентрами США, размещенными на территории ФРГ. Активизация работы этой сети отмечалась только в периоды назревания всеобщих забастовок», — докладывали сотрудники КГБ.

 

О масштабе акции советских спецслужб свидетельствует тот факт, что они прослушали 2 800 сеансов связи польских и иностранных радиолюбителей на коротких волнах. Выявлено 292 польских коротковолновиков, регулярно поддерживающих связь с иностранцами, в отношении которых имеются данные, указывающие на их потенциальную связь со спецслужбами противника, писали они.

 

«Я не слышал о том, что КГБ устраивал такие операции против социалистических стран. Слежкой за переговорами на коротких волнах занимался отдел, который входил в состав Второго отдела МВД, то есть контрразведка. Документ из архива украинской службы безопасности показывает, что КГБ занялся радиоэфиром в феврале 1981 года. Возможно, это было связано с готовившейся Быдгощской провокацией (избиение милицией группы активистов «Солидарности» на сессии воеводского совета в Быдгоще 19 марта 1981 года), учениями войск стран Варшавского договора, а также планами по ведению военного положения, — размышляет профессор Анджей Пачковский (Andrzej Paczkowski), занимающийся современной польской историей.

 

Документы, которые передали Польше, описывают также действия КГБ в 1990 году, когда украинский народ начал постепенно освобождаться от советского владычества. В это время в Польше уже начало работу правительство Тадеуша Моравецкого (Tadeusz Mazowiecki).

 

«Эти документы, в частности, показывают масштаб слежки, которую вел КГБ, — добавляет Павел Коваль. — Однако украинской молодежи удалось мобилизоваться и начать революцию. Исходные условия у украинцев были хуже, чем, например, у поляков, но им удалось создать движение для борьбы за независимость», — напоминает политолог.

 

Службы безопасности следили за активизацией «украинских экстремистских группировок», стремящихся захватить власть. «В подрывных целях они используют самиздатовскую литературу, националистическую символику, осуществляют попытки формирования „боевых дружин", ведут их специальную подготовку и обучение», — пишут сотрудники КГБ. Как скрупулезно подсчитали аналитики Комитета, в период с начала 1989 года до февраля 1990 эти круги «организовали и провели 1565 массовых мероприятий (в том числе 732 несанкционированных), в которых приняли участие свыше двух миллионов человек». «Участники митингов пикетируют здания партийных, советских, правоохранительных органов, удерживают в качестве заложников их руководителей и других работников, призывают к проведению политических забастовок, выходу Украины из состава СССР, созданию национальной профессиональной армии, реабилитации петлюровщины и ОУН-УПА (запрещенные в РФ организации, — прим. пер.), нагнетают антиармейские настроения», — описывают ситуацию они. Кроме того, КГБ обращает внимание на нарастающие религиозные конфликты. «Униаты захватили 200 зданий культовых помещений Православной церкви», — сообщают его сотрудники.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.