Освещение международных новостей зачастую сопряжено с молниеносными переездами из одной страны в другую.


Чемоданы могут быть собраны, а билеты забронированы в течение нескольких минут после появления важных новостей.


Но приехать в срочном порядке в Россию не удавалось еще никому.


На то, чтобы Лиза Миллар (Lisa Millar) и Дэвид Шаши (David Sciasci) могли приступить к работе в Москве, потребовалось четыре месяца и 300 электронных писем.


Сначала пришлось потратить многие часы на оформление виз, в которых в итоге было отказано по причинам, которые либо не имели смысла, либо так и не были доведены до сведения заявителей.


Так, нам указали на то, что цвет печати компании АВС не отвечал официальным требованиям.


Также поступила жалоба на несоответствия между двумя подписями одного и того же человека.


Но изменчивая мировая политика твердила нам, что настало время попытать счастье еще раз.


На первый взгляд процесс кажется довольно простым.


Мы связались с визовым агентом в Москве, который сообщил нам ориентировочные сроки и перечень административных требований.


Первое затруднение оказалось самым серьезным — получить официальное приглашение, или телекс, от российского правительства.


АВС требовалось найти подход к российскому Министерству иностранных дел (МИД).


Нас уже предупреждали, что к СМИ, у которых нет своего представительства в России, относятся с подозрением.


В прошлом месяце пресс-секретарь российского МИДа Мария Захарова категорически отвергла обвинения информационного агентства Reuters в том, что некоторым из его журналистов было отказано во въезде в страну.


«Мы не делим журналистов на хороших и плохих», — сказала она.


«Мы не отказываем в визах или аккредитации за публикацию информации, которая, с нашей точки зрения, является предвзятой».


Тем не менее ABC попросили в подробностях рассказать о каждом репортаже, которые мы собирались делать в России, о том, где мы будем их снимать и у кого будем брать интервью.


Мы также были обязаны сообщить название гостиницы, в которой намеревались остановиться.


Получение телекса было для нас сюрпризом, который, правда, позволил нам вздохнуть с облегчением.


Следующий этап подразумевал заполнение бланка пространной онлайн-заявки и подготовку нескольких писем, которые необходимо было перевести на русский язык, поставить подпись с печатью и представить в российский визовый центр в Лондоне на утверждение МИДа.


Несколько дней спустя Лиза и Дэйв имели на руках свои 30-дневные визы: это максимальный допустимый срок.


Но их сразу предупредили: не снимать ни единого кадра прежде, чем они свяжутся с Министерством иностранных дел в Москве, чтобы забрать свои аккредитационные карточки.


Наконец мы уже могли заказать билеты на самолет и сообщить контактным лицам в России: «Мы действительно приезжаем».


Никто не мог до конца в это поверить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.