2 марта на Украину с двухдневным рабочим визитом прибыл вице-канцлер, министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль, который недавно заменил на этом посту Франко-Вальтера Штайнмайера. Характерно, что эти первые посещения нашей страны шефом немецкой дипломатии проходят на фоне регулярных нарушений очередного перемирия на Донбассе, о котором он лично договаривался недавно в Мюнхене во время встречи с главами внешнеполитических ведомств Украины и России в «нормандском формате».


Переняв от Штайнмайера эстафету по урегулированию ситуации на Донбассе, Габриэль успел лично убедиться в ограниченных возможностях дипломатии. Свидетельством этого являются его слова: «Даже самые интенсивные переговоры не дают результата, если нет политической воли к реализации договоренностей». Об этом он заявил, увидев, что нарушается режим прекращения огня, который должен был бы действовать с 20 февраля, а обещания отведения тяжелых вооружений сепаратистами от линии разграничения на Донбассе остаются лишь пустыми словами. Здесь уместно вспомнить цитату немецкого канцлера Отто фон Бисмарка, который сказал, что «любой договор, подписанный с Россией, не стоит даже бумаги, на котором он был подписан!»


Вполне очевидно, что само урегулирование ситуации на Донбассе будет самым главным вопросом во время переговоров немецкого вице-канцлера с высшим украинским руководством. Ведь невзирая на многочисленные встречи министров иностранных дел стран «нормандского формата» и призывы Запада к России выполнить свою часть Минских договоренностей и повлиять на поддерживаемых ею сепаратистов, не имеет никакого прогресса по выполнению трех первых пунктов Минска-2: постоянного прекращения огня, отведения тяжелой техники и вооружений и допуска ОБСЕ для осуществления контроля отведенной боевиками техники на оккупированной территории.


Пока еще обнадеживает заявление господина Габриэля о преждевременности отмены санкций против России из-за отсутствия ощутимого прогресса в выполнении Минских соглашений. «Мы не на той позиции, чтобы снимать санкции, невзирая на то, что, вероятно, все в Европе хотели бы улучшения отношений с Россией», — цитирует Габриэля Deutsche Welle.


Эксперты считают, что вряд ли можно ожидать от визита нового министра иностранных дел ФРГ прорыва в поиске путей реализации Минских договоренностей. «В настоящее время для этого просто нет предпосылок, ведь у Украины нет большого пространства для маневра, Россия ждет результатов выборов во Франции и Германии, а относительно президента США Дональда Трампа, то вообще до сих пор нет определенности, интересует ли его вообще Украина», — отметил руководитель программ Восточной Европы в Немецком обществе внешней политики (DGAP) Штефан Майстер в интервью Deutsche Welle. По словам немецкого эксперта, пока еще может идти речь, скорее, о том, чтобы улучшать ситуацию для населения в регионе, реализовывать гуманитарные инициативы, оказывать техническую помощь, а также стоит добиваться лучшего соблюдения режима прекращения огня. «Чего-то большего на этот момент просто не осуществить», — убежден Майстер.


По мнению эксперта фонда «Наука и политика» Штеффена Галлинга, прорыва пока не может быть из-за противоречия между политическими и безопасностными пунктами, которые по-разному трактуют украинская и российская сторона. И к тому же, прибавил он, «именно Россия выявляет военную активность в соседней стране, поэтому Украина, конечно, имеет право защищаться».


На момент подготовки номера не было известно о результатах переговоров господина Габриэля с украинским высшим руководством. «День» обратился к экспертам с просьбой рассказать об ожиданиях Киева от визита немецкого министра и как Украине нужно работать с Германией, где после выборов в сентябре Ангелу Меркель на должности канцлера может сменить социал-демократ Мартин Шульц, чтобы в дальнейшем сохранять поддержку Берлина.


«В Берлине понимают, что запас уступок со стороны Украины исчерпан»


Сергей Солодкий, первый заместитель директора Института мировой политики:


— Германия нас поддерживала все последние годы после российской агрессии. Но Берлин был тоже заинтересован в выполнении Минских договоренностей — как, собственно, и Украина. Я бы не возлагал большие надежды на то, что визит принесет какие-то изменения в предыдущие подходы Германии. Можно все еще говорить о том, что немецкий министр продолжает входить в курс дел. Без сомнения, он имеет сформированный взгляд на конфликт. Но, очевидно, такие визиты могут обогатить представление нового министра важными подробностями. Я бы в целом расценивал этот визит все же как визит поддержки. Ведь он подтверждает, что Украина остается среди приоритетных направлений внешней политики ФРГ. Наши (Украины и Германии) взгляды могут кое в чем отличаться на этапе урегулирования — постепенного или параллельного, — впрочем, как показали последние три года, с аргументами Киева в Берлине считаются. Очевидно, что пока не будут соблюдены хотя бы базовые безопасностные условия, начинать политический этап урегулирования было бы проявлением недальновидности. Украина несколько раз уже показала политическую волю к урегулированию, к поиску компромиссов, каждый раз теряя после этого территорию — или это было в случае с Крымом, или с так называемым Минском-1, или с Минском-2. Думаю, в Берлине понимают, что запас уступок со стороны Украины исчерпан.


Украине нужно доносить свою позицию, добиваться более активной роли Берлина для давления на Россию — или политического, или экономического. Будущие немецкие выборы вряд ли существенно изменят отношение Германии к Кремлю. Мартин Шульц — более открыт и более острый критик политики Путина, чем даже Ангела Меркель.


«Германия готова помогать — но при условии, если Украина эффективно будет делать собственную часть дела»


Николай Капитоненко
, Институт общественно-экономических исследований:


— Украинская позиция Германии на 90% определяет стратегию ЕС относительно нашей страны. По этой причине визит федерального министра иностранных дел трудно переоценить. Но, в отличие от своих польского и британского коллег, Зигмар Габриэль приедет с миссией, чем-то похожей на все миссии немецких политиков последних лет, которые приезжали в Киев. Это будет сочетание давления и прагматизма — привычный коктейль, который Берлин нам предлагает. Германия готова помогать — но при условии, если Украина эффективно будет делать собственную часть дела. Этот подход вряд ли изменится, и новый министр, вероятно, еще раз будет акцентировать на именно такой формуле. Украина интересна Германии — значительно интереснее, чем, скажем, Франции. Берлин искренне хотел бы способствовать решению конфликта на востоке Украины, но там понимают — не хуже нас — что простых решений нет. Найти баланс между политикой относительно России, европейским лидерством и позицией на Украинском вопросе — непростая задача для господина Габриэля. Удовлетворить ожидания немецких избирателей и украинских граждан одновременно очень трудно. Но нам важно помнить, что Германия остается нашим наиболее важным партнером в ЕС, партнером, готовым помогать и открыто говорить о собственном виденье. Было бы неплохо использовать этот случай для активного поиска общих элементов в виденье будущего архитектуры безопасности в Европе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.