Сможет ли Дональд Туск остаться на посту председателя Совета Европы по результатам голосования, получив простое большинство голосов? Против этого выступает его собственная страна.


В этот четверг состоится заседание Совета Европы, после которого главы государств и правительств стран ЕС окажутся весьма и весьма заняты. Становится все очевиднее девиз: «Вместе мы выстоим, поодиночке мы падем», который провозгласил в конце января председатель Совета Европы Дональд Туск в своем письме. Предстоящий саммит будет посвящен именно ему: Туску, призывающему к единству, предстоит переизбрание.


Совет Европы, согласно статье 15 Договора ЕС, «дает Союзу импульсы, необходимые для развития, и определяет общие ориентиры и приоритеты. При этом он не участвует в законодательной деятельности». Его председатель, говорится далее, «занимается подготовкой и последовательным руководством работы Совета Европы и обеспечивает сотрудничество и поиск консенсусов в Совете».


Однако можно ли все еще говорить о последовательности, единстве и консенсусе применительно к Союзу? Эти слова звучат словно из других времен. Переизбрание Туска (или выбор кого-то другого) вряд ли даст четкое представление о нынешнем состоянии Союза. Для избрания не нужно единогласное голосование — хватит и квалифицированного большинства, когда участники голосования представляют 55% стран-членов и 65% населения ЕС.


Местечковая война в Польше


Тогда кандидат будет избран на срок в два с половиной года (дольше двух сроков пост занимать нельзя). Шансы Туска на успех хороши, и все было бы замечательно, если бы буквально в последние дни не возникла проблема — причем не где-нибудь, а в Польше.


Конечно, причина — внутриполитические разногласия. Глава национально-консервативной правящей партии Ярослав Качиньский (Jaroslaw Kaczynski), который умеет расхваливать Ангелу Меркель как «наилучшую опцию для Польши» и тут же проклинать своего земляка Туска за приближенность к Меркель, являет собой главный фактор этой местечковой войны, разгоревшейся сейчас в Польше.


Чего добился этот Туск? Кстати, его имя в переводе с английского означает «слоновий бивень». Когда Туск в декабре 2014 года занял свой пост, половина европейских кризисов уже «закипала»: Греция «висела на волоске», а российские солдаты — без знаков различия — воевали на Украине. Поток беженцев с юга, Брексит и победа Трампа были еще впереди.


Судьбоносные моменты


В случае переизбрания Туску придется столкнуться с двумя судьбоносными моментами — выборами в Нидерландах и во Франции. Германия, смеем предположить, пока еще остается неким оплотом «последовательности, единства и консенсуса», однако и там осенью предстоят выборы в Бундестаг.


Когда Туск стал «главой Европы» и перебрался в Брюссель, это казалось дуновением свежего ветра, с которым связывались большие надежды: как-никак, впервые этот пост занял представитель Восточной Европы, причем весьма успешный на своей предыдущей работе. До того он на протяжении семи лет — дольше, чем кто-либо другой после 1989 года, — служил своей стране в роли премьер-министра.


Времена, ставшие для ЕС не слишком успешными и даже кризисными, для Польши, конечно, не были «жирными», но были, определенно, стабильными, их сопровождал экономический рост. Тем самым страна оказалась единственной растущей экономикой во всем ЕС, так что Туск с полным правом мог называть свою страну «зеленым островом Европы».


В Брюсселе его дела пошли в гору не сразу. Поначалу его упрекали в недостатке осмотрительности и критиковали за не слишком хороший английский (кстати, будучи уроженцем Гданьска, Туск неплохо говорит и по-немецки).


Не такой, как Ван Ромпей


Его предшественник на посту Херман Ван Ромпей (Herman Van Rompuy) задал в качестве модели скорее сдержанную роль, сам ориентируясь (возможно, даже слишком) на консенсус, консенсус и еще раз консенсус. Однако где же оно теперь — давайте воспользуемся исторически не омраченным словом — «лидерство»?


Должно было пройти энное количество времени, и лишь тогда Туск решился избавиться от висевшей над ним тени предшественника и сказать: «Я его очень ценю, но никогда не хотел быть его копией». И добавил: «Я не дипломат». По его словам, он хотел действовать «с открытым забралом» и быть надежным и честным партнером для правительств стран-членов ЕС.


С тех пор он вполне может похвастаться некоторыми собственными успехами. Так, летом 2015 года он выступил в роли посредника на переговорах между Ангелой Меркель и греческим премьером Алексисом Ципрасом (Alexis Tsipras) и спас саммит, посвященный урегулированию греческих проблем. Кроме того, в свой актив он может записать единство ЕС в отношении российско-украинского конфликта и санкций против Путина.


Еще в 2015 году Туск говорил, что будущее ЕС будет решаться на его восточных и южных рубежах. Возможно, это чувство опасности на окраине Европы развилось у него еще в студенческие годы: ведь его дипломная работа магистра истории была посвящена маршалу Юзефу Пилсудскому (Józef Piłsudski), которому в 1920 году удалось «Чудо на Висле», когда его войска помешали Красной Армии завоевать Польшу, а затем и Германию.


Не такой, как Меркель


В связи с миграционным кризисом Туск сразу же расставил акценты иначе, нежели его политическая союзница Ангела Меркель. Он постоянно настаивал на укреплении внешних границ ЕС в качестве предпосылки для любой разумной миграционной политики.

Президент и премьер-министр Польши Лех Качински и Дональд Туск на саммите ЕС

Время показало, что он был прав. Впрочем, тандем «Туск — Меркель» несколько пострадал от этого, и «якобы они больше не смогли восстановить свои по-настоящему дружеские отношения такими, какими они были до осени 2015 года», как написала на днях польская Gazeta Wyborcza.


Кое-чего Туску удалось добиться и в преддверии референдума по теме Брексита, в ходе переговоров с британским премьером Кэмероном (хотя тому в конечном итоге и не удалось убедить своих земляков проголосовать против выхода страны из состава ЕС). Позднее он добился успеха и при принятии соглашения о свободной торговле CETA, когда не кто иной, как Бельгия в последний момент отказалась проголосовать «за».


Защитник добрых традиций, не боящийся ссор


Ну а потом появился Трамп. Америка, как писал Туск в уже упомянутом выше письме, «похоже, готова поставить под сомнение свою внешнюю политику последних 70 лет». Нет, быть в «шкуре» председателя Совета Европы, по его словам, не хочется. Потому что это должна быть «слоновья шкура».


В среду правительство Польши в очередной раз обвинило Туска в «грубом нарушении» нейтралитета, который он должен соблюдать на своем посту. Дело в том, что в декабре, когда в Варшаве тысячи людей собрались на демонстрации протеста у здания польского парламента, Туск призвал правительство страны «уважать людей, принципы и закрепленные в Конституции ценности, действующие правила игры и добрые традиции». Плохо, очень плохо!

 

Может ли человек, выступающий в роли поборника добрых традиций и при этом не боящийся ссор, быть президентом ЕС? Или необходимо добиваться «консенсуса» любой ценой? Этот вопрос сегодня отошел на второй план.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.