Размещение российских сил специального назначения в Египте, а также увеличивающаяся поддержка ливийского военного правителя Халифа Хафтара представляет собой резкий новый поворот в большой истории — в то время как западное лидерство сокращается, другие страны заполняют образовавшийся вакуум.


Когда Россия в 2015 году впервые вмешалась в события в Сирии, высокопоставленный сотрудник администрации президента Обамы сказал мне, что это самая большая ошибка Владимира Путина — Кремль завязнет в этой трясине, и вместе с ненадежными союзниками будет вести войну, в которой нельзя одержать победу. Это была попытка выдать желаемое за действительное. На самом деле именно американский госсекретарь Джон Керри завяз в бесконечных и бесполезных мирных переговорах — это была дипломатическая трясина, а не военная. Европа со своей стороны вынуждена была столкнуться с последствиями сирийского конфликта, в основном в виде дестабилизирующего потока беженцев. В то же время она оказалась совершенно неспособной справиться с причинами войны, разгоревшейся на ее заднем дворе.


Тем временем Россия действовала в Сирии весьма тонко, она спасла режим Асада от поражения и, используя силу, прокладывала путь к своей новой роли в качестве влиятельного политического брокера. Россия разместила грозную систему противовоздушной обороны в Сирии, что заставило западные страны отказаться от прямой интервенции — в том числе, от установления бесполетной зоны для защиты беженцев или наших опосредованных боевиков.


Поразив цели на территории Сирии с помощью крылатых ракет, запущенных с кораблей в Каспийском море, Кремль впервые с 1980-х годов показал, что он способен проецировать военную силу далеко за пределы границ бывшего Советского Союза. Россия добилась также поразительного дипломатического сближения с Турцией. Эти две страны поддерживают различные стороны в Сирии, а в 2016 году Турция даже сбила российский военный самолет, но, тем не менее, Реджеп Тайип Эрдоган и г-н Путин посчитали, что разделяемая ими ненависть по отношению к Западу значит больше, чем любые незначительные сложности местного характера. Россия также в полной мере вернулась на Балканы — она получила военную базу в Сербии, а недавно попыталась организовать впечатляющий государственный переворот в Черногории.


Президент Египта Ас-Сиси, по попятным причинам, озабочен тех хаосом, который распространяется через границу с территории Ливии. Если российское вмешательство сможет частично стабилизировать Ливию, то мало кто будет против этого возражать. Верно то, что Россия не является реальной военной державой. Ее рахитичный флагманский корабль, авианосец «Адмирал Кузнецов», выходит в море только в сопровождении буксира. Во время своего недавнего нахождения в Средиземном море он потерял два самолета. Однако российское лидерство имеет решающие преимущества — Москва хочет принимать решения, она готова рисковать и поднимать ставки. Тогда как наша катастрофическая история в этом регионе отпугивает наших союзников и ободряет врагов. Пока мы колеблемся и пререкаемся, можно ожидать появления новых точек на карте Кремля.


Эдвард Лукас является постоянным автором журнала Economist.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.