Министр обороны Армении Виген Саргсян в своем выступлении на выездной сессии международного дискуссионного клуба «Валдай» и в интервью российской телекомпании RT среди прочих тем говорил о влиянии российско-турецких отношений на южно-кавказский регион. Он сказал, что если России удастся получить предсказуемую Турция, это будет в интересах Армении. «Потому что более понятная и предсказуемая Турция это то, о чем мы всегда думали. Я не уверен, что это может случится быстро, учитывая происходящие сейчас в Турции процессы…. Армяно-российское стратегическое союзничество отражено и в существовании в Гюмри 102-ой российской военной базы. Это крайне серьезный сдерживающий фактор в регионе»,- сказал Виген Саргсян.


Это заявление из Еревана делается на фоне процесса нормализации российско-турецких отношений, получившего молниеносную скорость за последние месяцы. Десятого марта президент Турции Реджеп Эрдоган в третий раз за год посетил Москву. После переговоров с президентом Путиным он с удовлетворением зафиксировал, что двухсторонние отношения восстановились практически в полном объеме после глубокого кризиса 2015 года. Из заявлений, сделанных после их встречи, стало ясно, что хотя стороны не достигли согласия в вопросах Крыма и сирийских курдов, им удалось достичь общего подхода в вопросах сохранения территориальной целостности Сирии и двух крупных экономических проектов, которые были заморожены с ноября 2015 года — строительство газопровода «Турецкий поток» и возобновление строительства атомной станции «Аккую» в Турции.


Москва и Анкара не перед чем не останавливаются ради улучшения своих отношений и достижения их более высокого уровня, чем прежде. Россия заинтересована в этом ради снижения роли Запада в процессе урегулирования ближневосточных конфликтов с участием Турции, укрепления там своих позиций и сглаживания последствий экономической изоляции со стороны Запада. В этом смысле, России действительно необходимо иметь дело с наиболее предсказуемой и верной Турцией.


Но вопрос в том, что чем ближе становится Турция России, тем больше растет непредсказуемость Анкары на международном уровне. Этой своей политикой Россия потакает восстановлению османской империи в Турции и ее расширению на восток, установлению тоталитарного режима Эрдогана, страдающего маразмом пантюркизма, который получит легитимный характер после подтверждения конституционных реформ на апрельском референдуме. Вся Европа стремится препятствовать процессу установления султаната Эрдогана в Турции. Ради этого власти Германии, Голландии, Дании запретили властям Турции проводить встречи с турецкими общинами этих стран в рамках конституционной агитационной компании, и не остановились даже перед возможным разжиганием дипломатических скандалов. Под последовательной политикой Эрдогана Европа видит опасность не только отчуждения Турции от демократических ценностей, но и окончательной утраты контроля над Турцией.


Вопреки Западу, Москва, распахивая двери перед Эрдоганом, не только предоставляет ему возможность избавиться от международной изоляции, но и дает серьезную карту в руки Эрдогану — создать имитацию пророссийской ориентации и этим повысить свою цену в ЕС и на Запада. Москва напрямую служит традиционной внешней политике Анкары, основанной на играх на разногласия и получении дивидендов с обеих сторон. При этом Москва не имеет никаких гарантий, что Анкара достаточно надежна, хотя бы для России.


Кажущаяся вечной слепота российской дипломатии в вопросе Турции, не извлечение уроков из истории не только сработали против России, но и поставили под угрозу соседние Турции регионы. Пока что не ясно как это самостоятельность отразится на южно-кавказский регион, например в контексте день ото дня обостряющегося кризиса между Ираном и США, тем более, что параллельно с этим, возможно и под влиянием этого отношения Тегерана и Анкары становятся все напряженнее. Проблема Ирана специально игнорируется в повестке Анкары и Москвы. Между тем, как для региона это является жизненно важным вопросом, поскольку напрямую относится к безопасности всех странам региона, в том числе — Армении.


В этом контексте очень важно замечание Вигена Саргсяна, сделанное во время ереванского заседания, о том, что в исторической памяти армян остается глубокая обида относительно договоренностей начала прошлого века, которыми исторические земли Армении были переданы Турции. Ясно, что речь идет о результате сближения кемалистской Турции и большевистской России — договорам Москвы и Карса от 1921 года. По этим договорам Армения, по сути, была разделена между ними. Впервые Ереван на таком уровне напоминает Москве ту цену, которую она заплатила за сближения Турции и России. А целью напоминания, наверное, было разъяснить, что Ереван, во-первых, не верит в формирование надежного тандема Москва-Анкара в долгосрочной перспективе. Во вторых — Ереван дает понять Москве, что хоть предсказуемые, стабильные российско-турецкие отношения более предпочтительны для Армении, чем политическая конфронтация или война, однако Ереван понимает, как могут за его спиной готовить заговоры и жертвовать его жизненно важные интересы ради очередного романа. И Армения будет делать все, чтобы не допустить повторения такой перспективы.


Это заявление было хотя значительно более слабым, чем хотелось бы, но все же ответом на то заявление Эрдогана в Москве после встречи с Путиным, что на заседании сотрудничества России и Турции на самом высоком уровне были обсуждены вопросы создания союза Турция-Россия-Азербайджан и урегулирования арцахского (карабахского) конфликта в этом контексте. На этом фоне можно увидеть особый смысл и в словах Вигена Саргсяна об армяно-иранской тесной дружбе и, особенно, о сотрудничестве Армения-НАТО. Этими напоминаниями Ереван опосредованно предупредил о возможности выбора альтернативного направления обеспечения своей безопасности, если не сработают российские гарантии обеспечения безопасности, или Москва попытается идти вразрез с интересами Армении.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.