Нужны ли еще миру Олимпийские игры? Конечно, скажут спортсмены, которые хотят осуществить свою мечту. Определенно, скажут телезрители, которые любуются рекордными достижениями и подвигами. Безусловно, скажут политики, которые беспокоятся по поводу конфликтов в мире: спорт — одна из немногих глобальных тем для обсуждений. Так можно направить нацию на мирный путь. Настоятельно рекомендуются, скажут врачи, обеспокоенные всемирным ожирением. Абсолютно, заявят спонсоры, которые ищут средство для своих рекламных сообщений. Да, скажут спортивные федерации, живущие на олимпийские доходы. Непременно, скажут телестанции, которые ожидают гарантированные рейтинги.


Итак, многоголосое «ДА» в пользу Олимпийских игр? Это было когда-то. В последнее время традиционные сообщения об Играх все больше теряют свой эффект. С потрясающей регулярностью от потенциальных хозяев Игр из просвещенного мира раздаются голоса против. Бедствие началось в марте 2013 года, когда жители Вены на референдуме отказались от возможного проведения зимних Олимпийских игр 2022 года. В ноябре 2013 года опрос жителей в Мюнхене закончился отрицательно. В январе 2014 года отступил городской совет Стокгольма, в мае последовал референдум в Кракове, в июне — Львов (из-за политической ситуации).


В июле 2015 года Бостон отказался от заявки на летние Олимпийские игры 2024 года вследствие отсутствия поддержки населения, в ноябре последовал Гамбург (опрос населения), в сентябре 2016 года — Рим (отсутствие поддержки магистрата) и в феврале 2017 года — Будапешт (референдум угрожал пройти отрицательно). Население Граубюндена также отказалось в феврале, уже во второй раз. Если исключить Львов, которому не хватило сил, то Международный Олимпийский комитет (МОК) получил десять шлепков от демократий, которые нельзя просто назвать закрытыми или невежественными.


МОК в объятиях диктатуры


Как логично заявляет президент МОК Томас Бах (Thomas Bach), люди там якобы просто не знают, как благотворно влияют Олимпийские игры на регион при разумном хозяйствовании. По его мнению, в каждом случае население подстрекали извне оппозиционные политические группы. Но при десяти пощечинах это не может быть исключительным случаем.


Знаменитая олимпийская программа Баха «Agenda 2020» в этом отношении не достигла цели. Похоже, МОК не хочет осознавать, что многие свободные общества насытились всем этим театром. Почему же это так? Возможно, потому что люди благодаря интернету все более информированы обо всех темных делах, допинговых скандалах, коррупции и спортивно-политических нестыковках. И потому что они довольно долго терпели иллюзорную конструкцию, которая постоянно противоречила реальности. Спортивные подвиги всегда затмевали критику. Хватит лицемерия, все чаще говорят люди. Настал час истины.


Отказ демократий толкнул МОК в объятия двух диктатур: для проведения зимних Олимпийских игр 2022 года остались только Алматы в Казахстане и Пекин. То, что вся эта вереница потянется в бесснежный Пекин, воспринимают как абсурд даже сами спортсмены. Кроме того, МОК может радоваться тому, что осуществление решения обязать будущего хозяина Олимпийских игр соблюдать права человека будет готово только позже. Лос-Анджелес и Париж, последние кандидаты на проведение летних Олимпийских игр 2024 года, вряд ли будут иметь с этим проблемы. Повезло, МОК?


Для снижения вреда все вероятнее двойное распределение игр 2024 и 2028 годов. Потому что в случае неудачи Парижа, который подает заявку в третий раз, Европа может быть потеряна для МОК на годы вперед. И с Лос-Анджелесом Соединенные Штаты могут надолго выйти из круга претендентов. Это может иметь фатальные последствия: в 2020 году заканчиваются контракты с шестью главными американскими спонсорами. Речь идет приблизительно в общей сложности о 600 миллионах долларов за четырехлетний период.


Противоядие от жадности функционеров?


Самое ошеломляющее сообщение пришло только две недели назад. Стало известно, что Фрэнк Фредерикс (Frank Fredericks), некогда известный спринтер из Намибии, замешан в сомнительной финансовой операции и находится под подозрением в том, что его голос был продан при передаче Игр 2016 года Рио-де-Жанейро. Он находится под следствием французской прокуратуры, комиссия по этике МОК также расследует это дело. Фредерикс ушел в отставку со своих важнейших постов МОК. От членства он не отказался.


Неважно, чем закончится эта история: с Фредериксом рушится один из столпов олимпийского самодекларирования. Здоровый дух в здоровом теле? Состязания атлетов? Спортсмены в качестве этико-морального противоядия от жадности функционеров? Если кто-то вроде Фредерикса действительно должен был продать свой голос, это была бы олимпийская измена. С четырьмя серебряными медалями он был выдающимся спринтером, он был особенно популярен как атлет из маленькой Намибии среди всех этих высокооснащенных спортивных наций. В качестве главного представителя спортсменов в МОК в спорные времена он воплощал в себе все, за что должен был стоять МОК. Когда в 1999 году организацию сотрясал коррупционный скандал Солт-Лейк-Сити, в МОК было предоставлено место и право голоса для 15 представителей спортсменов. Спортсмены вернули доверие изобличенному в продажности обществу.


В случае с Фредериксом становится особенно ясно, что в последнее время так волновало спортивную национальную делегацию Норвегии в МОК. Почему самоуверенные делегаты претендента оказываются просителями перед функционерами, которые ведут себя как педагогически ценная мировая элита, а за спиной протягивают руку для взятки? То что общественное порицание не оказалось острее, он обязан только блеском своей прежней спортивной карьеры.


Дело Фредерикса — только вершина груды обломков. Действительно, МОК платит олимпийским организаторам субсидию в размере до 1,5 миллиардов долларов, так что чистые игры везде окупятся — так же они делали в Сочи в 2014 году и в Рио в 2016 году. Но сюда добавляются миллиарды на подготовку инфраструктуры и огромные коррупционные издержки в уязвимых странах, которые остаются после отказа авторитетных индустриальных государств. То, что Рио в 2016 году, в то время как Бразилия совсем обанкротилась, должен был выполнить все обязательства перед МОК, было ничем другим, как исполнением договорных обязательств. Но это оказалось мрачным зрелищем, которое могло негативно повлиять на колеблющихся претендентов. И то, что зимние Олимпийские игры 2014 года в Сочи обошлись в астрономические 50 миллиардов долларов, осталось в памяти скептиков.


Повторные допинг-пробы МОК как выстрел в собственное колено


Большое антидопинговое шоу профессионального спорта высоких достижений уже не привлекает так, как раньше. Олимпиада, которая представляет себя в своем каноне ценностей школой «честной игры», имеет многолетнюю традицию умышленного, подпитываемого криминальной энергией мошенничества. В этой области МОК под руководством Баха даже добился прогресса. За счет большого количества повторных допинг-проб хранящихся образцов от Пекина 2008 года и Лондона 2012 года на сегодняшний день подтвержден 101 положительный результат, было выявлено 38 медалистов из Пекина и на данный момент — 19 из Лондона (реальная цифра могла бы быть больше уже хотя бы потому, что лаборатории находят только то, что ищут). В результате многие церемонии награждения прошлых лет были фарсом. Многие таблицы результатов — макулатура. Теперь каждый видит, каким, собственно говоря, фарсом являются Олимпийские игры из-за пристрастия к допингу спортсменов и их окружения, по крайней мере, их части.


С одной стороны, процедура повторных допинг-проб МОК — это шаг в сторону правды. С другой стороны — выстрел в собственное колено. Особенно обращение МОК с российским государственным допинг-контролем разочаровало даже настоящих приверженцев спорта. Давно стало заметным, что МОК хочет решать проблему с помощью стратегии индивидуализации. Доказать вину отдельного спортсмена становится трудно, а вся система — по крайней мере, со стороны МОК — получит только косвенные штрафы. Непокорный британский представитель спортсменов Адам Пенгилли (Adam Pengilly) публично возмущается по этому поводу. Он считает «абсолютно смешным», что существует каталог штрафов только для спортсменов, принимающих допинг, но не для организаций. Во всяком случае, ясно: впечатление, которое производит МОК своим обращением с Россией, нанесло огромный ущерб и испортило имидж повторным допинг-тестам.


Существуют противоречивые сообщения, которые подрывают авторитет МОК: на протяжении десятилетий Олимпиада, несмотря на бойкоты 1980 и 1984 годов, подпитываемая безжалостной конкуренцией Холодной войны, остается все же островом мира. Даже недавние допинг-скандалы используются блоками держав для пропаганды: американские функционеры требуют отстранить российскую сборную от участия в играх.


Вероятно, российские хакеры наносят ответный удар своими разоблачениями. Американский спорт «отмывается» на слушаниях конгресса с «золотым» пловцом Майклом Фелпсом (Michael Phelps) в качестве так называемого главного свидетеля. Олимпийское движение может только реагировать, общество впадает в черно-белые тона, западные СМИ снова и снова вытаскивают фотографию из Сочи 2014 года, на которой Бах с Путиным весело пьют шампанское.


Олимпиада нужна — у нас нет ничего лучше


Это было накануне нападения на Крым. Бах отрицает, что подвергся критике за это фото с хозяином Игр. Он считает, что СМИ слишком много внимания уделяют символам, вместо того, чтобы опираться на факты и действия. Конечно, вряд ли существует другая такая организация, которая бы так опиралась на символы, как МОК. На зажженных в параболических рефлекторах огнях, на знаменах и гимнах, на клятвах и формулах. Например, символ силы команды из десяти беженцев, которые получили возможность принять участие в Играх в Рио, был потрясающим. «Символ надежды», — сказал Бах. Но все же, учитывая происходящие события, такое сильное действие теряет свою сияющую силу для наблюдателей.


Когда Бах признается себе, что Олимпийские игры находятся в тяжелом кризисе? Когда он поймет, что нельзя безнаказанно представлять себя в качестве ориентира, в направлении которого должны идти только другие? Это было бы важно, потому что Олимпиада нужна. У нас нет ничего лучше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.