Необходимость консолидации усилий украинского общества в противодействии агрессии России в очередной раз актуализировала вопрос определения экономических рычагов влияния Москвы на наше государство.


Хорошо известно, что на протяжении последних десяти лет, а особенно во время пребывания при власти промосковской клики во главе с Януковичем, Украину постепенно вовлекали в интеграционные инициативы Москвы на постсоветском пространстве. Одновременно РФ постоянно пыталась установить контроль над газотранспортной системой Украины.


Кроме этого, ведущие украинские предприятия сознательно вовлекались в российские интегрированные производственные процессы. Российский капитал постепенно захватывал господствующее положение в ключевых отраслях экономики Украины. В том числе российские инвесторы приобретали контрольные пакеты акций стратегических украинских предприятий, создавали совместные украинско-российские компании, расширяли присутствие банковских учреждений и страховых фирм.


Особый интерес компаний из России заключался в увеличении капиталовложений в Крыму. Там они в 2009-2013 годах занимали второе место (368,7 миллиона долларов) после Кипра (426 миллионов долларов).


Если бы в феврале 2014 года Революция достоинства потерпела поражение и Янукович с помощью Кремля остался при власти, этот российский сатрап без всяких колебаний за очень короткое время ликвидировал бы остатки экономической самостоятельности Украины.


То есть, украинско-российские отношения перестали бы быть межгосударственными, а трансформировались бы в отношения между сеньором и вассалом.


Следовательно, в условиях необъявленной войны со стороны России, вопросы экономического суверенитета приобретают особое значение. Его защита становится не просто одним из приоритетов, но и необходимым условием сохранения реальной независимости.


При этом, в данном контексте наша ситуация не является уникальной. Разные страны в разные времена и по разным мотивам принимали меры для ограничения экономического влияния государства, которое в конкретный исторический момент становилось врагом или угрожало национальным интересам.


Крупный бизнес, как правило, не имеет национальности и ориентирован лишь на получение прибыли. Так, во время Второй мировой войны французские предприниматели с территории, контролируемой правительством Виши (коллаборационистское правительство Франции, сформированное после поражения в войне с нацистской Германией, существовало с 1940 по 1944 год, — прим. ред.), успешно сотрудничали с Германией не потому, что искренне хотели победы Гитлера, а потому, что должны были делать бизнес. Французские компании поставляли Рейху станки, авиационные двигатели и другие необходимые нацистам товары. Около 20% автомобилей вермахта были сделаны в вишистской Франции.


Зато в Британии в годы Второй мировой войны было создано Министерство экономической войны. Главные его задачи — создание препятствий для развития индустрии стран-членов «Оси» (Германия, Италия, Япония), уменьшение производственных возможностей их промышленности, в том числе военной, недопущение поставки стратегического сырья (в том числе военным путем) и тем самым — подрыв обороноспособности. И хотя историки продолжают споры относительно эффективности этого министерства, фактом остается то, что его деятельность убедительно свидетельствовала о решимости Великобритании в противостоянии врагу и волю британцев к победе.


По разным причинам так называемые «чувствительные» аспекты мониторинга международной торговли и иностранных инвестиций продолжали быть актуальными и после окончания Второй мировой войны.


Когда в начале 1960-х годов американский капитал захватил господствующее положение в канадской металлообработке, машиностроении, горно — и нефтедобывающей отраслях, это вызывало серьезную озабоченность Оттавы. Она создала в начале 1970-х годов государственное Агентство по иностранным инвестициям (Foreign Investment Review Agency, FIRA). Главной его задачей стал надзор за соответствием национальным интересам приобретения иностранными инвесторами важных предприятий.


В 1975 году декретом президента Форда создан Комитет по иностранным инвестициям в США (Committee on Foreign Investment in the United States, CFIUS). Он запрещал приобретение американских компаний иностранными, в частности китайскими, которые могли бы получить доступ к «чувствительным» товарам и технологиям. После 11 сентября 2001 года Комитет получил дополнительные полномочия по надзору за намерениями по приобретению иностранцами «критических объектов» — телекоммуникации, энергетики, транспорта.


Как видим, государство должно устанавливать правила для бизнеса. Во время войны — если стремится к победе над врагом. И в мирное время — если планирует сохранить экономический суверенитет.


В свете необъявленной войны со стороны РФ, необходимо путем регуляции ограничить российское участие в капитале предприятий основных отраслей промышленности и финансовом секторе.


То есть, в условиях российской агрессии против Украины, мы должны использовать все имеющиеся и возможные механизмы, которые будут способствовать уменьшению возможностей Кремля.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.