Тысячи и тысячи мигрантов не отправляют назад. Да, есть ужесточения, но отсутствует политическая воля реально заставить поток мигрантов идти в другом направлении. Все смотрят на Германию. Что ты, Меркель, будешь делать с 980 тысячами мигрантов, поток которых хлынул в страну осенью 2015 года? Она оставляет их. В общем и целом.


До тех пор, пока Германия поступает таким образом, ничего не изменится и в соседней Дании, где, кроме всего прочего, во главе правительства находится партия Венстре, потому что Венстре означает приспособление. Это означает также приспособление и для остальных партий, но у партии Венстре есть кое-что необычное, что делает ее чрезвычайно способной приспособляться. Поэтому давайте перекрутим время на 12-15 лет вперед и поразмышляем.


У партии Венстре есть власть, а также кандидат, который не настолько мусульманин, чтобы это имело значение. Речь идет о способном и уважаемом политике 43-х лет с турецкими корнями. Он родился в Дании, а его родители родились в Турции и приехали в Данию со своими родителями в начале семидесятых годов. Кандидат является, таким образом, мигрантом в третьем поколении с турецкими корнями.


В Кристианборге к нему относятся вполне терпимо, он надежен, необычен в обращении. Он компетентен. Как человек с высшим образованием и профессиональным опытом, он имеет хорошие связи. Он хорошо смотрится на телевидении, чувствует себя как дома среди своих и пользуется спросом как человек, способный добиться компромисса, когда кипят страсти. Бертель Хордер (Bertel Haarder) прямо называет его «дружелюбный мусульманин», что создает доверие и открывает двери. Короче говоря, этот кандидат вряд ли может быть бόльшим датчанином. И он старательно избегает говорить что-то определенное о религиозном аспекте. Здесь все может пойти не так, если он сделает ошибку. То, что он вообще появился на политической арене, объясняется новыми временами.


Возмущение в Париже


Дания 2032 года является de facto мультиэтнической, мультикультурной и мультконфессиональной страной, которая после тяжелых событий последних десяти лет нашла новый баланс.


Отошли на задний план, но не забыты беспорядки, социальные волнения и столкновения, иногда похожие на гражданскую войну — повсюду в датских городах, не в последнюю очередь в центральных районах столицы. А вот события во Франции внушают страх. Французские войска и подразделения полиции начали наступление на гетто и создали настоящую «парижскую коммуну» в самых воинственных районах. С 40 или, возможно, 50 тысячами убитых.


Глобальная медийная буря и осуждение стали всеобъемлющими и единодушными. США, Россия, Китай, арабский мир и ряд африканских стран выступили вместе против Франции, которая после страшных событий пережила вначале коллапс старого порядка и затем настоящий прорыв в новые времена. Мультикультурные, мультиэтнические, мультиконфессиональные времена, такие, как в датском обществе и остальных европейских странах. Все это одновременно с демографической реальностью проявляется в полную силу. В такой ситуации мусульманский кандидат в премьер-министры Дании не воспринимается как нечто странное и политически противоестественное. Частично это связано с тем, что есть много людей мусульманского происхождения, частично с тем, что закоренелые противники миграции погибли и пропали.


На съезде Венстре нет сомневающихся. Назрело новое время, а время Кристиана Енсена (Kristian Jensen) прошло, он своей вдохновенной мантрой о глобализации, яркой гармонией креста, кипы и хиджаба и резко выросшей торговлей с Турцией подготовил почву для нынешнего кандидата. Патриарх Венстре Бертель Хордер, которому исполнился 91 год, закончил свою речь, цитируя наизусть все двенадцать стихов «Теперь все будет народным» Грундтвига (Grundtvig). После этого наш кандидат поблагодарил невероятное количество сторонников, которых он встретил среди однопартийцев, политических коллег и не в последнюю очередь среди рядовых членов Венстре. И в заключение он рассказал короткую историю о событиях из своего детства в Исхэй.


Его отец встретил здесь однажды журналиста Нильса Уфера, которого очень интересовала проблематика мигрантов и беженцев. Уфер в свое время имел беседу с тогдашним турецким послом, который с глазу на глаз сказал ему без обиняков все, что он думает. «Вы датчане считаете, что вы действительно умные?!» — спросил посол. «Почему вы принимаете половину населения Анатолийского плоскогорья в вашей цивилизованной стране? Ведь большинство из них не может ни читать, ни писать, ни найти работу в Анкаре и Стамбуле».


Кандидат продолжал: «Мой отец разозлился, когда услышал эту историю, и был оскорблен за моего деда». Они ведь здесь работали изо всех сил ради благополучия своей семьи, посылали деньги домой, страдали от несправедливости. Но все это уже в прошлом. Сейчас я стою здесь среди однопартийцев и датских земляков и не испытываю гнева. Я дружелюбен, как говорит Бертель, я благодарен и говорю спасибо за избрание".


При этих словах все присутствующие разом встали и приветствовали кандидата продолжительными аплодисментами. Вскоре он покинул зал и, после приватной встречи, сел в ночной самолет, летевший в Стамбул.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.