О том, что напоминает мне акт насилия в Лондоне, я расскажу в следующих четырех пунктах.


— На прошлой неделе 120 британских военных были по заданию НАТО отправлены в Эстонию и встречены специальной церемонией. Британская пресса написала, что военные были направлены с целью сдерживания России.


— Позавчера США и Великобритания ввели запрет на провоз ноутбуков, DVD-плееров в салоне самолета. Запрет коснулся авиакомпаний восьми стран, в том числе Турции. Сообщалось, что эта мера была принята в связи с предупреждениями о готовящихся терактах с применением электронных устройств. Тем не менее у человека, совершившего теракт в Лондоне, не было ничего, кроме автомобиля и ножа. С этим происшествием мы в очередной раз увидели горькую реальность, которая и так была нам известна. Если преступник задумал совершить теракт, то даже запрет оружия, а не то что ноутбука, может не принести пользы. Когда терроризм меняет тактику, задача полиции и спецслужб осложняется.


— Вчера была годовщина теракта ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) в Бельгии. Теракт в аэропорту Завентем, в ходе которого 33 человека погибли, носил характер продолжения парижских терактов. Произошедшее в Лондоне тоже выглядит продолжением террора в Завентеме и Берлине.


— ИГИЛ на протяжении двух с половиной лет угрожал Великобритании. Если станет понятно, что теракт совершила ИГИЛ, это будет первая атака, в которой эта организация берет на прицел Великобританию на ее собственной территории. Это может указывать на то, что теракты в метрополиях увеличатся.


Что это за борьба?


Государства без труда видят грязные игры, которые против них разыгрываются. Но, если это в их силах, они скрывают известную им правду даже от самих себя.


Не все государства, скрывающие атаку, с которой они столкнулись, действуют одинаково. Есть такая группа государств, которые руководствуются принципом тайного возмездия. Например, Россия… Крупные западные государства, которые могут позволить себе использовать силу множества международных организаций, военных ли, политических, торговых или гражданских, мы тоже можем отнести к этой категории.


Вспомните покушение, совершенное на посла России в Анкаре Карлова 19 декабря прошлого года… Слышали ли вы из уст Путина хоть слово с прямым обвинением в адрес какого-либо центра силы? Не слышали и не услышите. Еще один типичный пример недавнего времени — Черногория. Покушение на премьер-министра Черногории, настаивавшего на членстве в НАТО, в октябре прошлого года, было в последний момент предотвращено. Западная пресса написала, что за заговором стоит Россия. Цель? Убить прозападного премьер-министра и на его место привести пророссийского лидера. Несмотря на то, что заговор достаточно прозрачен, ведущие страны НАТО не издали ни звука.


Есть и вторая группа государств. Они очень любят замечать подготовленные извне экономические, политические или разведывательные операции, с которыми они сталкиваются. Их приоритет — избегание напряженности. В эту категорию входят многие средние, маленькие страны и даже такие крупные государства, как Индонезия, Япония и Индия. Ради того, чтобы сохранить вероятность достижения согласия, лидеры этих стран не отходят от принципа обязательного умалчивания.


До недавнего времени Турция была во второй группе. Это предпочтение было следствием стратегии, которая имеет как преимущества, так и недостатки. Турция (если не считать вмешательства на Кипр в 1974 году), чтобы не попасть под горячую руку сильных государств, всегда стояла на том месте, где ей говорили «стоп». Это была Турция, которая согласилась на роль полунезависимого государства, отведенную ей Западом. Недостатком старой стратегии был отказ от амбиций, связанных со становлением в качестве центра цивилизации. А преимущество этого подхода состояло в возможности модернизироваться под защитным крылом Запада в той мере, в какой это позволялось.


На данном этапе Турция полагает, что это соглашение больше не может продолжаться. Анкара, несмотря на различные атаки, не отказывается от требования более справедливого соглашения.


Хотя мы говорим здесь о запрете на провоз ноутбуков, заявлениях Запада в поддержку террористической организации FETÖ Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen), Рабочей партии Курдистана, в сути вопроса — именно эта борьба. Запад желает осуществить в Турции то, что Россия не смогла сделать в Черногории. Ситуация осложняется еще и тем, что по поводу требований Турции Россия думает почти то же самое, что и Запад.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.