История повторяется. 60 лет назад отцы-основатели Европы заключили в Риме договор о формировании Европейского экономического сообщества. Но разве многие сейчас помнят, что они подписали лишь пустые страницы из-за задержек в печати официального документа?


В конце недели уже не шесть, а 28 лидеров соберутся в итальянской столице, чтобы отметить это событие, а, возможно, и задуматься, что нужно писать на (по-настоящему) пустых страницах будущих десятилетий. Дело в том, что Европа сегодня переживает глубокий экзистенциональный кризис и должна переосмыслить будущее.


По правде говоря, слова «кризис» и «Европа» синонимичны с самых первых дней. Вопреки распространенному мнению, подписание Римского договора не было встречено народами бурной радостью… ЕЭС изначально отталкивалось от угля и стали, двух источников неоднократных конфликтов Франции и Германии, было плодом доброй воли нескольких человек, на которых оставила отпечаток Вторая мировая война, а также сталкивалось с сильнейшим скептицизмом и даже враждебностью многих людей.


Родилась «эмпирическая Европа», как гласил заголовок редакционной статьи Le Monde в тот момент. Этот эмпирический характер, в рамках которого знание получается опытным путем, а не в результате предварительно установленного плана, долгое время позволял европейскому строительству оставаться «неопознанным политическим объектом», о котором говорил великий европеец Жак Делор (Jacques Delors). Только вот в один прекрасный день это перестало работать.


Европа находится в состоянии постоянного кризиса вот уже более десяти лет после того, как в 2005 году французы и нидерландцы проголосовали против Конституции.


Положение дел на 70-летие хуже не придумаешь: Великобритания готовится через четыре дня начать переговоры о Брексите, американская администрация враждебно относится к самой идее Евросоюза, евроскептицизм и популизм набирают силу и даже приходят к власти в некоторых странах, например, в Польше и Венгрии, слабый экономический рост, бесконечный греческий кризис, разногласия по мигрантам и беженцам, напряженные отношения с Турцией, конфликты у границ (Сирия, Украина)… Список просто огромный, а у штурвала общего судна, несмотря на все усилия, так и не появилось вызывающего к себе доверия капитана.


Обстановка на юбилейной встрече оставляет желать много лучшего, тем более что позиции ее участников шатки: Франсуа Олланду осталось всего несколько недель, Ангела Меркель через несколько месяцев поставит свою должность на кон, Паоло Джентилони работает очень условно, Великобритания скоро пустится в свободное плавание…


Неизбежный упадок или ставка на будущее?


И все же… Те, кто не хотят смириться с угасанием света и считают, что распад столь дорогой ценой сформированного союза будет означать полный опасностей регресс, могут найти вдохновляющие сигналы даже в эти трудные времена.


Результаты выборов в Нидерландах, бесспорно, показали, что подъем популизма не является неизбежным и неостановимым, хотя неспособность исламофоба и еврофоба Герта Вилдерса (Geert Wilders) добиться победы не означает, что идеи не попали в цель.


Следующим этапом, безусловно, станут выборы президента Франции 23 апреля и 7 мая. В них явно просматривается одна из главных тем раскола, противостояние открытых европейских взглядов и национальной самоизоляции.


Марин Ле Пен описывает все как борьбу «патриотов» (ее самой) и «глобалистов» (главным образом, Эммануэля Макрона). Эти ключевые слова вокабуляра Нацфронта приписывают ему красивую роль.


Тем не менее все можно сформулировать и как противостояние неизбежного упадка и ставки на будущее. Дело в том, что хотя надежды на европейский подъем связаны с риском и принесли множество разочарований в прошлом, а текущая обстановка не выглядит многообещающей, кандидат от Национального фронта предлагает в качестве альтернативы выход из еврозоны (огромную цену этого процесса в своих выступлениях она не упоминает) и возврат к национальным границам и таможне, который обрекает Францию на регресс.


Контратака против этой риторики страха зависит от пока еще не гарантированной перспективы: по итогам выборов во Франции и Германии к власти должно прийти решительно настроенное на европейский подъем руководство. Это необходимое, но недостаточное для того условие.


Новый облик к концу года


Самый сильный сигнал пришел из Германии, из окружения как канцлера Меркель, так и ее соперника социал-демократа Мартина Шульца (Martin Schultz). Все они — убежденные европейцы и недавно провели встречу с Эммануэлем Макроном, который явно пользуется поддержкой двух крупнейших немецких партий.


Один из самых видных немецких дипломатов Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) несколько дней назад предрекал в эфире CNN, что облик Европы изменится до конца года, после выборов во Франции и Германии, и что она начнет подъем. Стоит отметить, что послание прошло через американский канал, хотя Дональд Трамп и считает его рассадником «фальшивых новостей».


Этот вопрос не получил четкого отображения во французской избирательной кампании. На прошедших в понедельник дебатах он был поднят лишь после полуночи, после трех часов утомительных споров… Как бы то ни было, наверное, в первую очередь именно в нем, а не в проблемах экономики или пенсий, проявит себя решающий для будущего Франции и ее жителей раскол.


Вполне вероятно, что если во втором туре, как утверждают все опросы, сойдутся Эммануэль Макрон и Марин Ле Пен, эта тема станет одной из основных в противостоянии. А остальная Европа будет внимательно следить за развитием событий, потому что ее судьба тоже будет решаться 7 мая на французских избирательных участках, позволив, быть может, заполнить пустые страницы саммита в Риме. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.