В последние дни по оси Турция — Россия происходят интересные и чрезвычайно важные события.


Препятствование продвижению Турции в Манбидже, демонстрация сотрудничества русских с Партией «Демократический союз» (PYD) и в этой связи сообщения о том, что Россия создаст военную базу в Африне, приостановка Турцией закупки пшеницы из России и заявление Москвы о том, что «помидорный запрет» продолжится, — это первое, что приходит на ум.


Тем не менее после попытки госпереворота в Турции 15 июля и рукопожатия лидеров 9 августа «самолетный кризис», продолжавшийся восемь месяцев, казалось, остался позади. Более того, спустя всего несколько недель после этой встречи двух лидеров Турция с одобрения России начала операцию «Щит Евфрата», и возникло впечатление, что отношения быстро встанут на путь восстановления. Кроме того, первое место на повестке дня заняли утверждения о том, что Анкара, которая 15 июля не встретила ожидаемой поддержки у Запада, стала ориентироваться на Москву.


Но сейчас вырисовывается другая картина…


Главная причина «схватки» между Турцией и Россией состоит в том, что две страны, которые делят друг с другом один регион, видят конкурентов друг в друге.


Однако Россия благодаря успехам, достигнутым в ходе сирийской операции, не только во многом вышла вперед в конкуренции с Турцией, но и набрала очки на международной арене, и разрыв между двумя странами существенно увеличился.


Москве, которая воспользовалась вакуумом, возникшим в процессе смены власти в США, удалось заставить всех много говорить о себе. Более того, Россия стала рассматриваться в качестве страны, способной повлиять на исход президентских выборов в США, независимо от того, правда это или нет.


Для Турции ценой «самолетного кризиса» стало то, что она уступила инициативу своему конкуренту практически во всех сферах. Отношения, которые до инцидента с самолетом были относительно более сбалансированными, после кризиса изменили свой характер, и Россия стала еще более свысока смотреть на Турцию.


Сложный процесс, переживаемый Турцией во внешней политике, Россия тоже пытается использовать себе на пользу.


Она пытается, например, вбить клин между Западом и Анкарой, но главная цель этой тактики — не в полном смысле привлечь Турцию на свою сторону, а подчинить Турцию себе, взять вожжи в свои руки.


Русские знают, что отрыв Турции от Запада практически невозможен, и не желают слишком сближаться со страной, которую не считают «своей». Вместо этого они предпочитают держать Турцию на контролируемом расстоянии.


Дело в том, что говорить об уровне «стратегического партнерства» в отношениях между Турцией и Россией в силу объективных причин невозможно: мешают этому сталкивающиеся интересы двух стран.


Так, Россия, которая благодаря сирийской операции поймала попутный ветер в свои паруса, с одной стороны, мстит Турции за «самолетный инцидент», с другой — пытается ослабить своего регионального конкурента.


И поэтому она демонстрирует свои связи с PYD и открыто говорит, что продолжит применять «помидорный запрет», не считая нужным прибегать к дипломатическим выражениям.


Тем не менее в предстоящий период Турция и Россия, судя по всему, не расторгнут свой «брак поневоле». И продолжат, с одной стороны, сотрудничать в тех сферах, где интересы совпадают, с другой — «драться» в тех сферах, где интересы сталкиваются.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.