24 марта, меньше чем за четыре недели перед проведением первого тура президентских выборов во Франции, Владимир Путин впервые официально принял в Кремле кандидата от Национального фронта Марин Ле Пен (Marine Le Pen). Эта встреча с российским президентом не была отмечена ни в одной повестке дня и проходила в отсутствие иностранной прессы. Попасть на нее смогли только представители российских СМИ.


«Мы не хотим никак влиять на ход разворачивающихся событий [выборов], но мы оставляем за собой право общаться с представителями всех политических сил Франции — так же, как это делают наши партнеры в Европе и в США», — заявил Владимир Путин, как приводит его слова агентство ТАСС.


Российский лидер, который сказал, что «счастлив видеть» свою собеседницу, не ограничился стандартным рукопожатием, понимая, будучи хорошим стратегом, все влияние, которое Ле Пен может получить. Он принял председателя Национального фронта так, как будто она уже является его полноценным партнером.


«Разумеется, будет интересно обменяться мнениями о том, как могут развиваться наши двусторонние отношения, а также о сложившейся в Европе ситуации, — заявил Путин, добавив — Я знаю, что вы представляете быстро растущий в Европе политический спектр».


Подчеркнуть общность позиций


Если в США Марин Ле Пен не удалось встретиться с Дональдом Трампом, то Россия Владимира Путина стала для кандидата в президенты той площадкой, которую она хотела бы получить на международной сцене.


Встреча, которая продлилась полтора часа, как отмечает Людовик де Данн (Ludovic de Danne), советник Ле Пен по европейским вопросам, проходила с целью подчеркнуть общность позиций, главным образом — в сфере борьбы с терроризмом.


«Я совершенно согласен с вами, только сложив вместе наши усилия, мы сможем эффективно бороться с террористической угрозой», — заверил Путин после упоминания «трагических событий в Сирии и Ираке, в Мосуле, где тысячи беженцев были вынуждены покинуть свои дома». За дестабилизирующим Европу миграционным кризисом очень внимательно следят в России, где он используется близкими к власти СМИ как повод для разжигания беспокойства.


«Возможно, нам нужно вместе подумать о том, как можно помочь африканскому региону, в частности, Сахаре и Сахель», — предложила глава крайне правых, говоря о тяжелых военных конфликтах в этом районе, которые тормозят его развитие и подталкивают «молодых, отчаянных (…) вступать в ряды террористических организаций». «Значит, мы должны объединить наши стратегические действия на международном уровне, чтобы помочь развитию этого региона», — продолжила Ле Пен. «Я совершенно согласен», — снова одобрил ее слова Путин.


Борьба с европейскими санкциями


Слухи о предыдущей встрече российского президента с Марин Ле Пен настойчиво распространялись уже давно. Однако сама глава Национального фронта опровергала в декабре 2014 года слова своего бывшего советника по международным вопросам Эймерика Шопрада (Aymeric Chauprade), рассказывавшего об официальной встрече.


В пятницу 24 марта, глава французских крайне правых затмила кандидата в президенты Франсуа Фийона (François Fillon), который мало что еще может предложить российскому президенту как «профессионал», всецело занимаясь на сегодняшний день своими делами.


Марин Ле Пен, которая приезжает в Москву уже в четвертый раз с 2011 года, дала российскому президенту все обещания, которые он ожидал от нее получить. До встречи с президентом ее принимала комиссия по международным делам в Думе, нижней палате российского парламента, потом близкий к Путину Вячеслав Володин. Ле Пен приветствовала вмешательство России в Сирию: «Оно нанесло серьезный удар по фундаменталистам». Она говорила о наложенных на Россию санкциях, связанных с конфликтом на Украине. «Мы не верим в дипломатию угроз, санкций или шантажа, который, к сожалению, применяет Европейский союз по отношению к Российской Федерации и к своим собственным членам», — подчеркнула Марин Ле Пен. Она повторила, что «ее мнение насчет Украины совпадает с мнением России», подтвердив свое желание повлиять на отмену санкций. 17 января в интервью газете «Известия» она уже говорила: «Крым никогда не принадлежал Украине».


Особое отношение


В пятницу 24 марта Ле Пен добавила еще один тезис к своей внешнеполитической программе: «Проблему, с которой мы все столкнулись, можно свести к следующему утверждению: Франция перестала быть полноценным суверенным государством».


«Я пытаюсь бороться за то, чтобы Франция восстановила свой суверенитет, свою свободу и гармоничную внешнюю политику, стратегически отстаивавшуюся Шарлем Де Голлем. (…) Это моя битва, моя стратегия, и я смею надеяться, что победа Дональда Трампа ускорит этот процесс и упростит его».


Далее, миновав прессу, ожидавшую ее около Думы, Марин Ле Пен отправилась в Кремль. На официальном сайте президента позже появились фотографии, сделанные не только во время ее разговора с Путиным, но и во время прогулки по Красной площади, а также во время визита в церковь Двенадцати апостолов, расположенную на территории Кремля. Это редко встречающееся особое отношение не слишком удивительно в России, где Марин Ле Пен часто получает положительную оценку со стороны прокремлевской прессы. Двумя часами ранее Сергей Лавров, министр иностранных дел России, назвал ее «реалистичным» политиком, «антиглобалистом». Ни разу не возникало вопроса о 9 миллионах евро, которые частный российский банк выделил в 2014 году лидеру Национального фронта (речи также не шло и о возвращении этой суммы), что только подогрело подозрения о желании Кремля оказать поддержку партии Марин Ле Пен. Прокремлевский телеканал LifeNews, вероятно, ошибся, разместив в пятницу 24 марта на своем сайте заголовок «Москва поможет Ле Пен». Спустя несколько минут заголовок изменили на «Ле Пен ничего не боится».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.