В основном руководители центральных банков не сталкиваются с угрозами физической расправы прямо у себя в кабинете. Но и на Украине они тоже не работают.


После того, как президент Петр Порошенко через четыре месяца после начала демократической революции в Киеве предложил Валерии Гонтаревой возглавить Национальный банк Украины, она закрыла 87 неблагополучных банков, а в конце прошлого года национализировала крупнейший в стране «Приватбанк». По ее словам, со стороны тех привилегированных кругов, с которыми она ведет борьбу, на нее оказывается «совершенно невероятное давление».


«Я могу назвать это неослабным преследованием, — говорит Гонтарева. — Были тонны сфабрикованной информации, были манипуляции, реальное злобное очернительство и клевета обо мне лично и о команде национального банка».


Не один раз она опасалась за собственную безопасность. «Один крупный олигарх лично угрожал мне прямо в этом помещении физической расправой», — говорит Гонтарева, показывая рукой на зал заседаний центробанка с высокими потолками и готической архитектурой.


На просьбу назвать имя этого человека она вежливо качает головой. За два года и девять месяцев работы этот бывший инвестиционный банкир добился очень многого. Партнеры из зарубежных организаций, таких как Международный валютный фонд, говорят, что 52-летняя Гонтарева навела порядок в одном из самых коррумпированных и ненадежных банковских секторов Европы. Несмотря на колоссальное давление, она обеспечила стабилизацию национальной валюты гривны и добилась макроэкономической стабильности в стране, где на момент ее прихода валютные запасы были почти полностью истощены.


Гонтарева провела переговоры и осуществила серию реформ совместно с МВФ, которые помогли начать программу поддержки на 17,5 миллиарда долларов. Кроме того, она сократила штат собственного ведомства с 12 000 до 5 000 человек.


Все это она сделала в условиях кризиса украинской экономики, страдающей от российской аннексии Крыма и войны за отделение на востоке страны. Гонтарева шутит, что может написать новую главу для учебников по финансам на тему «Что делать со страной в состоянии войны, когда уже нельзя притворяться, будто все идет как обычно».


Гонтареву считают одним из ведущих украинских реформаторов, человеком, который пытается перейти от постсоветской к более прозрачной европейской системе государственного управления. Она делает свое дело, несмотря на то, что не обладает опытом работы в центробанке.


Эта уроженка промышленного города Днепропетровска имеет техническое и экономическое образование. Проработав несколько лет инженером-проектировщиком, Гонтарева перешла в сферу финансов, где занимала высокие должности в «ИНГ Банк Украина» и в правлении украинского представительства банка «Сосьете Женераль». В течение семи лет она возглавляла киевскую инвестиционную компанию «Инвестиционный Капитал Украина», среди клиентов которой был Порошенко и его бизнес-империя. Скорее всего, именно там ей начал доверять будущий президент.


Не успев занять должность главы Центробанка, Гонтарева подверглась серьезным испытаниям. Когда в сентябре 2014 года, а затем в феврале 2015-го на востоке Украины достигли своего пика боевые действия, резко сократилось промышленное производство, и гривна подверглась огромному давлению. Центральный банк, по словам Гонтаревой, был вынужден принять «абсолютно невероятные, драконовские административные меры», введя жесткий контроль обменного курса.


Кое-кто подверг Гонтареву критике, назвав такие меры излишними. Но глава Центробанка отмечает, что украинская валюта стабилизировалась только благодаря этим жестким действиям.


Чтобы навести порядок в банковском секторе, понадобилось больше времени, однако Гонтарева заявляет, что опыт работы в коммерческих банках помог ей быстро понять масштабы проблемы.


Из 180 банков на Украине ликвидировали 87. Они делятся на три категории. 20 из них были чистой воды «машинами для отмывания денег», не имевшими ни активов, ни пассивов. Использовались они только для сокрытия полученных нечестным путем денег, обычно за счет их вывода за рубеж. Ко второй группе относятся «банки-зомби», у которых были «одни долги, и никаких активов».


Третья категория — это банки олигархов. Они принадлежали магнатам, которые даже несмотря на послереволюционные реформы продолжают доминировать в бизнесе, политике и средствах массовой информации. По словам Гонтаревой, эти банки «собирали деньги из всевозможных источников, в основном с частных вкладов, и затем вкладывали все эти деньги в свой бизнес».


По ее мнению, эти магнаты как будто не понимают, что на этих вкладах лежат чужие деньги: «Они искренне верят, что они самые богатые люди в стране и ведут себя так, будто все эти деньги принадлежат им».


Послереволюционный экономический спад на Украине, говорит Гонтарева, показал, что некоторые олигархические банки являются не более чем мошенническими схемами типа пирамиды. Самый крупный среди них это «Приватбанк», где лежало около трети всех частных вкладов страны. Когда Национальный банк Украины обнаружил в его счетах дыру в размере 5,5 миллиарда долларов, «Приватбанк» был национализирован.


Поэтому неудивительно, что Гонтарева навлекла на себя гнев олигархов. По ее словам, бывшие собственники «Приватбанка» Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов утверждают, что финансовое состояние их банка не настолько плохо, как говорят. Они обвинили Гонтареву в том, что та организовала государственный захват частной собственности. Другой олигарх на октябрьском заседании МВФ в Вашингтоне раздавал листовки, где говорится, что Гонтарева это «угроза экономической стабильности Украины».


Из-за прежних связей с компаниями Порошенко и с одним российским банком ее имя в прошлом году всплыло в «панамских документах», ставших достоянием СМИ.


Она называет все это «черным пиаром» своих противников. Неудивительно, что недавно Гонтарева намекнула о своем возможном уходе после того, как Украина получит очередной транш помощи от МВФ. Друзьям она говорит о том, что очень устала, однако чувствует, что свою задачу выполнила.


«Вначале я не очень хотела занимать эту должность, но в итоге президент меня убедил, и я подумала, что это настоящий вызов — добиться задуманного. Это было что-то вроде патриотического зова».


Справиться можно с любой проблемой, говорит Гонтарева, «если у тебя есть план, есть своя команда, если эта команда настроена решительно, а ты лидер, знающий, что нужно делать, так как ты уже подготовил подробный план действий. И если у тебя нет никаких сомнений».


Другое мнение: глобальный партнер


Управляющий директор Европейского банка реконструкции и развития по Восточной Европе Франси Малиж (Francis Malige) работает вместе с Гонтаревой над преобразованиями в банковском секторе. «Храбрость — это первое качество реформатора, и ее она продемонстрировала в изобилии, — говорит он, — а также компетентность и самостоятельность». На встрече перед национализацией крупнейшего украинского банка, отмечает Малиж, «она сохраняла спокойствие, говорила сдержанно и рассудительно, несмотря на то, что это был один из самых напряженных моментов».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.