Сергей Жадан — и зритель, и участник. Он присутствует при том, как в муках рождается нация. Он принимает активное участие в описании идентичности нации. Таким образом он создает ее сознание, облекая ее в слова.


В поисках идентичности


«Являюсь ли я участником создания государства? Это звучит немного помпезно, поэтому я отвечу „нет". Но литература создает государство. Искать идентичность — нелегкое дело», — говорит писатель Сергей Жадан.


В Осло он приехал, чтобы представить норвежской публике свой роман «Anarchy in the Ukr».


Книга — своего рода путешествие для любителей гульнуть; дорожное путешествие, выпущенное издательством Pax. Жадан берет нас с собой в путешествие в некоторые моменты современной истории Украины. Главный герой, от лица которого ведется повествование, рос, когда умер Советский Союз и родилась молодая Украина — это является экзистенциальным фоном. Он описывает безграничное пьянство и борьбу страдающих душ в том хаосе, каким это время было для Украины.


Суицидальные волны


Главный герой, от лица которого ведется рассказ, посещает родные места лидера анархистов Нестора Махно. Действительность немного напоминает ту, что была при Махно 100 лет тому назад, когда Русская революция стала кровавой бойней, прежде всего, на Украине.


Именно в 1917-1920 гг. столица Киев 14 раз переходила из рук в руки: разных украинских националистов, русских монархистов, Польши, Германии, и, разумеется, большевиков — неоднократно.


В суицидальных волнах брат шел против брата, но самым суицидальным политическим проектом из всех был проект Нестора Махно, анархиста, который хотел осуществить свою мечту в хаосе гражданской войны.


Анархия на Украине


Тогда Украина родилась в первый раз. Сейчас происходит возрождение, и именно по отношению к нему Жадан — и зритель, и участник. И именно в связи с этим — подумав немного — Жадан говорит, что война, которая продолжается в Восточной Украине почти три года, создает нацию. И добавляет: «К сожалению».


«Война доказала, что мы — народ. Только война показала нам это. Война сделала так, что наши границы стали нерушимыми», — говорит Жадан.


Он затронул очень важный момент, потому что Украина — особенно сложная страна, как в культурном, так и в историческом смысле, где и восток, и запад — каждый создали свои культурные коды и исторические символы. И Жадан весьма успешно исследует их в своей книге.


В поисках самого себя


«Мы ищем сами себя и как общество, и в литературе», — говорит Жадан.


Он говорит, что особое значение имеет вопрос о языке — украинском или русском. Хотя сам Жадан пишет на украинском, он говорит, что есть значительные писатели, пишущие на русском. Но это писатели, не поддерживающие инспирируемый Россией мятеж в Донецкой и Луганской областях.


«Мятеж на Востоке ни один значимый интеллигент не поддерживает», — говорит Жадан.


Он говорит, что является осторожным оптимистом, это касается и государства, и литературы, именно потому, что видит процессы национального строительства, которые переживает его родина. А еще у Жадана вырывается крик души по поводу нас, живущих на Западе, поскольку мы проявляем нетерпение по отношению к украинскому проекту. Ведь многие считают, что он осуществляется слишком медленно и слишком противоречив:


«Это трудно объяснить тем, кто живет на Западе. У вас всю жизнь была независимость, для вас это нечто само собой разумеющееся. А мы должны бороться за нее каждый день. Каждый день гибнут люди», — говорит Жадан.


На сегодняшний день война унесла жизни 10 тысяч человек. И на литературе это тоже не могло не сказаться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.