В прошлую среду, после теракта возле здания парламента британская консервативная журналистка Луиз Менш (Louise Mensch) заметила в Twitter, что случившееся «имеет прямое отношение к России». В пятницу она повторила эту мысль на канале HBO в эфире «Реального времени с Биллом Маром», подчеркнув, что союзники России после теракта возбуждали антииммигрантские настроения. Никаких фактических доказательств она при этом не привела. «Сторонники России вышли на улицы, утверждая, что это сделал нелегальный иммигрант. Они старались настроить лондонцев против наших мусульманских друзей и соседей», — заявила Менш. Другого гостя передачи — ведущего MSNBC Криса Хейса (Chris Hayes) — эта странная идея, как и следовало ожидать, буквально ошеломила. В конце концов, ксенофобия в Лондоне (и где угодно) явно возникает и без помощи «сторонников России».


Менш, бывшая депутат парламента, известна как один из ведущих аналитиков, изучавших возможный сговор между избирательным штабом Трампа и российским государством. Благодаря этому она смогла заметно расширить свою аудиторию, ранее ограничивавшуюся консервативными кругами. Ее статья на эту тему — весьма неоднозначная — даже вышла в The New York Times (впрочем, ряд журналистов Times сочли необходимым публично подчеркнуть, что они не согласны с ее «необоснованными заявлениями»). Ее растущая популярность в очередной раз свидетельствует о том, что тяга к теориям заговора перестала быть исключительной характеристикой ультраправых. «Лживые новостные сюжеты, бывшие до сих пор феноменом, скорее, характерным для правого политического фланга, становятся все популярнее среди противников Трампа», — заметила в своей статье, которая вышла на выходных в Times, Маша Гессен — журналистка российского происхождения, входящая в число видных критиков режима Владимира Путина. В качестве примера таких сюжетов Гессен приводит «ряд активно распространяющихся историй, которые увязывают любую смерть более или менее известного русского с российским вмешательством в выборы».

 

Подобная конспирология действительно опасна — по тем же причинам, по которым опасны лживые басни Трампа. Она подрывает ту приверженность истине и честной дискуссии, которая делает демократию возможной. Более того, помимо успехов Менш и примеров, приводимых Гессен, существует немало других оснований считать, что скандал вокруг российской деятельности вызывает у многих нездоровую тягу к распространению выдумок. В частности, на выходных в Twiiter начали распространяться не имеющие никакой фактической основы слухи о том, что бывший советник Трампа по национальной безопасности Майкл Флинн (Michael Flynn) заключил с ФБР сделку в рамках продолжающегося расследования.


Однако при этом критический подход Гессен также по-своему опасен. Он позволяет занять удобную, но противоречащую фактам позицию, которую можно сформулировать как «чума на оба ваши дома». На деле между конспирологическими построениями Трампа, фактически основанными на расизме, и опасениями, связанными с вмешательством России в выборы, нет ничего общего. Если оставить в стороне ряд безумных теорий, в основе последних лежат данные разведывательного сообщества и хорошо задокументированные контакты между людьми из окружения Трампа и российскими властями. Как признал на прошлой неделе директор ФБР Джеймс Коми (James Comey) его ведомство расследует возможную связь между штабом Трампа и Россией с прошлого июля.


Конспирологические теории о России множатся из-за того, что Америка оказалась в странном положении: ФБР сейчас ведет расследование в отношении действующего президента. Кроме того, партия, к которой принадлежит этот президент и которая должна была бы его контролировать, напротив ему, по-видимому, время от времени подыгрывает. Как сообщает The Washington Post, председатель Комитета Палаты представителей по разведке Девин Нуньес (Devin Nunes) не знакомил с ключевыми докладами спецслужб по этому вопросу «других членов комитета, зато охотно предоставлял их Белому дому». Вторая причина распространения конспирологических теорий о России связана с непрозрачностью этой истории. Большая ее часть скрыта от публики — как потому, что речь идет о продолжающемся расследовании, так и потому, что республиканцы не хотят обнародовать информацию, которая может политически повредить их партии.


Если журналисты стремятся бороться с конспирологическими конструкциями вокруг этого сюжета, им самим следует быть осторожнее с характеристиками и внимательнее к фактам. Например, Гессен отчасти скомпрометировала свою в остальном убедительную позицию, напав на конгрессмена Адама Шиффа (Adam Schiff). «В прошлый понедельник заместитель председателя комитета Палаты представителей по разведке от демократов Адам Шифф открыл слушания о российском вмешательстве в выборы речью, в которой проверенная информация последовательно смешивалась со слухами и преувеличениями», — пишет она. При этом примеров слухов и преувеличений она не приводит. На деле высказывания Шиффа были крайне аккуратными и ответственными, и он приложил немало усилий, чтобы комитет действовал добросовестно и чтобы в работе над данной проблемой принимали участие представители обеих партий.


У этих теорий заговора — политические корни. В их основе лежит патологическая скрытность Трампа в вопросах финансовых и деловых связей. Так как речь идет о проблеме, порожденной политикой, решение тоже должно быть, в конечном счете, политическим. ФБР завершит расследование, и если окажется, что в администрации Трампа кто-то замешан в этой истории, Конгресс будет принимать решение о том, требуется ли то или иное наказание. Соответственно, для политических лидеров лучший способ противостоять теориям заговора — просто делать свою работу и предотвращать попытки укрывательства (ведь, в конце концов, именно такие попытки лишили Ричарда Никсона президентского поста). Эту задачу могут взять на себя демократы, которым, в частности, следует добиться ухода Нуньеса с поста главы Комитета Палаты представителей по разведке. А при любых попытках замять дело демократы и правоохранительные органы с легкостью сумеют довести правду до прессы.


Вместо того, чтобы одновременно порицать обе стороны за склонность к конспирологии, необходимо разрешить тот политический кризис, который служит источником конспирологических теорий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.