Украинцы часто в шутку говорят: «Чтоб ты жил на одну зарплату». Соль здесь — в полном иронии намеке на повсеместную коррупцию, которая является обыденным, зачастую необходимым явлением украинской жизни, и одновременно на присущий украинцам менталитет, в котором самоуничижение сочетается со способностью выживать в экстремальных условиях. В последние годы необходимость такого «самостоятельного» подхода к повседневной жизни привела к беспрецедентным технологическим сдвигам.


Недовольство украинцев коррупцией в качестве статус-кво достигло точки кипения в 2014 году, результатом чего стали Евромайдан и смещение союзника Кремля Виктора Януковича. Но помимо ярких сцен насилия и столкновений последовавшая экономическая нестабильность сопровождалась цифровой революцией, которая незаметно привела к уникальному в своем роде введению в оборот цифровых «криптовалют», таких как биткойн.


Биткойн основывается на так называемой технологии «блокчейн» (технологии распределенных реестров), «централизованной и децентрализованной одновременно», которая помогает валюте добиваться оптимального соотношения безопасности, анонимности и финансовой стабильности. Блочная цепь является «централизованной» в том смысле, что она служит для учета и отслеживания цифровых транзакций — скажем, при отправке одного биткойна онлайн-продавцу — чтобы гарантировать, что биткойн на самом деле принадлежит вам, а не является цифровой копией. Между тем эта система учета одновременно «децентрализована», поскольку широко распределена и открыта для публики, что не позволяет ни одной партии или группе действовать ей в обход. Результатом является с виду открытая и прозрачная валютная система.


Украина с большим энтузиазмом ухватилась за идею биткойна. Многие граждане использовали эту валюту в качестве инструмента хеджирования в условиях крайней инфляции и нестабильной гривны, которая ввиду затянувшегося кризиса потеряла 80% своей стоимости. В 2014 году около пяти тысяч банкоматов BNK-24 по всей стране начали предлагать в качестве опции покупку биткойнов за наличные, которая совершалась так же легко, как любая другая автоматизированная банковская операция. В прошлом году одна украинская служба по продаже биткойнов сообщила о пятикратном увеличении спроса, и страна также стала первым регулируемым рынком в мире, который начал предлагать фьючерсные контракты на основе биткойнов.

 

Но, пожалуй, самое примечательное — то, что украинское правительство стремится применить прозрачность этих многообещающих технологий в процессе продажи или аренды государственной собственности на аукционе. В 1991 году, после развала Советского Союза, на Украине произошла своего рода «революция без революции». Основные властные структуры так и остались нетронутыми, несмотря на якобы более демократическое правительство, которое на деле ограничилось, пожалуй, только тем, что поменяло названия должностей на своих визитных карточках.

 

Как пишет в своей книге «История Украины: рождение современной нации» украинский историк Сергей Екельчик: «Новые элиты по сути были старыми советскими бюрократами на Украине, которые пришли к власти скорее в результате имперского коллапса, нежели революции, и потому не чувствовали необходимости в развитии демократических институтов или рыночной экономики».


В то время как бывшие партийные элиты сохраняли свои властные позиции под другим знаменем, процесс продажи государственных активов частному сектору стал прибыльной мишенью для тех, кто предпочитает неэтичные маркетинговые ходы. Если процесс аукциона оказывался под контролем небольшой группы элит, доступ мог использоваться для того, чтобы выслужиться и набить карманы влиятельных олигархов страны. Как свергнутый президент Украины Виктор Янукович, так и бывшая премьер-министр Юлия Тимошенко, получившая прозвище «газовая принцесса» за то состояние, которое она сколотила на газовой промышленности, входят в число высокопоставленных чиновников, которые, как утверждается в судебных документах, с выгодой для себя прибегали к подобным практикам.


В июле прошлого года в Одессе на конференции, посвященной технологии блокчейн — речь идет об одной из двух украинских биткойн-конференций, проведенных в 2016 году и собравших максимально возможное число гостей и участников — министр финансов Александр Данилюк изложил планы по переводу аукционного процесса с бумажной системы на новую, основанную на технологии блокчейн («Аукцион 3.0»), с целью обеспечения публичности и прозрачности транзакций. Эффективность системы — которая представляет собой один из компонентов проекта «Безналичная экономика», осуществляемого Национальным банком Украины и намеченного на период до 2020 года — обещает ряд дополнительных преимуществ, в том числе значительную экономию средств и резкое сокращение бюрократии, требуемой для управления системой.


Сам момент, выбранный для столь напряженной погони за цифровыми валютами, не лишен своего рода грустной иронии. Украина, пожалуй, более других стран пострадала от внешнеполитических сдвигов, последовавших за избранием президента Дональда Трампа. Ввиду недвусмысленной готовности Трампа заискивать у России, чье постоянное военное присутствие на Украине является для страны причиной многих экономических бед, украинцам, которые надеялись на более жесткую позицию Соединенных Штатов, приходится наблюдать, как от них ускользают благоприятные возможности. Имея давнюю историю ориентированной на Запад дипломатии, даже при советской власти, к концу 1990-х годов страна стала третьим по величине получателем американской иностранной помощи несмотря на то, что добилась независимости только в 1991 году.


Таким образом, как раз в то время, когда идеализированный союзник, которого Украина брала за образец, создавая собственную конституцию, сломя голову несется туда, откуда Украина давно стремилась сбежать, готовность Украины к поиску новых путей во имя прозрачности является похвальным примером для американской политической сферы, которая все больше склоняется к умышленному запутыванию и «альтернативным фактам».


Бен Карнс — директор по связям с общественностью и политический обозреватель в R Street Institute, вашингтонском аналитическом центре, который занимается продвижением свободного рынка.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.