В этом месяце компас ближневосточных альянсов указывает сразу в нескольких символических направлениях. Традиционные союзники Вашингтона — Саудовская Аравия, Турция и Израиль — совершили дипломатическое вылазки в Москву и Пекин, что свидетельствует о новой складывающейся глобальной политической и экономической архитектуре.


Весенний путеводитель по северному полушарию предлагает вполне конкретные ориентиры. Для переговоров по Сирии — высадка в Москве. Для разработки бизнес-стратегий и инвестиций — приземление в Пекине.


В начале этого месяца Путин принял у себя президента Турции Реджепа Эрдогана и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Это явная демонстрация возвращения Москвы в ближневосточную шахматную игру. После окончания холодной войны влияние Кремля в регионе только ослабевало.


Нетаньяху побывал за стенами Кремля буквально за день до Эрдогана. Оба приехали к Путину, чтобы выразить озабоченность по поводу того, как продвигаемое Москвой потенциальное мирное соглашение между диктатором Башаром аль-Асадом и рядом повстанческих групп отразится на Сирии.


Эрдоган ожидает от Путина инициатив, направленных на то, чтобы не дать сирийским курдам укрепить свои позиции, поскольку опасается сепаратистских настроений среди курдского населения, проживающего на территории Турции. Ставя на первое место реализацию своего авторитарного и националистического политического проекта, турецкий президент ищет поддержки у Москвы, чтобы не допустить в свою страну мятежный ветер с сирийской территории.

 


Нетаньяху тоже раскрывал в Кремле карту Сирии. Он утверждал, что для Израиля недопустимо усиление в сирийских владениях военных позиций Ирана и «Хезболлы», союзников Асада и приверженцев стратегии, все еще поддерживающей идею уничтожения еврейского государства.

 

Выслушав требования своих гостей, Путин публично не стал брать на себя никаких конкретных обязательств. Он планирует продолжать переговоры. Однако, позиционируя Кремль как место, где решается судьба Сирии, российский президент через российские и зарубежные СМИ стремился извлечь выгоду из этой демонстрации дипломатической и военной силы.

 

Китай тоже расстелил красную дорожку для чужеземцев с Ближнего Востока. К Си Цзиньпину в гости пожаловали король Салман из Саудовской Аравии и Биньямин Нетаньяху. В дипломатической горячке китайцы приняли у себя за менее чем недельный срок двух традиционных американских союзников.


Саудовская Аравия, помимо расширения экспорта нефти, рассматривает Китай как основного партнера в процессе трансформации собственной экономики посредством развития таких областей, как технологии, и сокращения зависимости от энергетического сектора. Сотрудничество Пекина с Эр-Риядом распространяется еще и на такие области, как оборона, разведка и космос.


Также наблюдается прогресс в китайско-израильском партнерстве. Располагающий грандиозным инвестиционным потенциалом, Китай изучает возможности рынка стартапов этой ближневосточной страны, в то время как израильские компании воодушевляет идея расширения доступа к огромному потребительскому рынку Китая.


Несмотря на перемены, США продолжают лидировать на Ближнем Востоке, оставаясь самой влиятельной мировой державой в регионе. Но им уже приходится свыкаться с мыслью о том, что этим влиянием вскоре предстоит поделиться с Китаем и Россией.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.