Чиновники в Брюсселе начали просчитывать потери платежного баланса ЕС — уже без Великобритании — начиная с 2019 года. Великобритания была вторым по значению донором в бюджет ЕС после Германии, ее экономика составляет 16% ВВП Евросоюза, а нетто-взнос — 10 миллиардов евро. Выход Великобритании нанесет тяжелый удар по бюджету Евросоюза: упомянутые 10 миллиардов евро соответствуют всей расходной статье на науку и образование либо безопасность. Как закрыть образовавшуюся «дыру» в бюджете? Этот вопрос стал предметом серьезных дискуссий и споров среди оставшихся 27 членов ЕС. На какие деньги финансировать возрастающую денежную нагрузку — как в области миграционной политики, так и безопасности? Так, одни только расходы на европейскую пограничную службу Frontex выросли в 5 раз начиная с 2013 года. Несомненно одно: в результате Брексита вырастут взносы практически для всех членов Евросоюза, даже самых бедных, поскольку возникшую дыру необходимо будет закрыть. На фоне усилившихся антиевропейских настроений в ЕС увеличение финансовой нагрузки на отдельные страны станет крайне непопулярной мерой.


Существующая сложная система скидок и перерасчетов приведет к тому, что страны-доноры будут вынуждены платить даже выше своей доли в ВВП Евросоюза. Годовой взнос Германии в брюссельскую казну увеличится на 3,5 миллиарда евро, Франции — на 1,5 миллиарда евро, Нидерландов — на 761 миллионов евро, Швеции — на 536 миллионов евро, а маленькой Австрии — на 400 миллионов евро. Это — весьма скромные официальные подсчеты Европейского института Жака Делора в Париже. Согласно другим источникам, нагрузка на страны-доноры будет значительно больше. Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле оценивает дополнительные годовые расходы своей страны в 4,5 миллиарда евро, поскольку после выхода Великобритании доля Германии в европейском ВВП увеличится с 21 до 25%.


Но согласится ли Берлин на дополнительную нагрузку? Заместитель немецкого министра финансов Йенс Шпан заявил, что Германия категорически против автоматического увеличения своих взносов в бюджет ЕС после выхода Великобритании. По словам Шпана, в новых условиях необходимо сокращать бюджет Евросоюза. Кроме того, следует жестче контролировать расходы из структурных фондов ЕС и привязывать их к проводимым реформам. Это означает, что если страны Восточной Европы будут уклоняться от директив Брюсселя, помощь им необходимо обрезать. Выражая консолидированную позицию стран-доноров, Йенс Шпан подтвердил, что только «прилежные ученики» будут и далее получать помощь из структурных фондов ЕС. Германия представит в этой связи проект финансовой реформы, в результате которой непроизводительной трате денег будет положен конец. Заявления Шпана означают, что Берлин значительно усилит свой контроль за финансами ЕС и намерен положить конец мотовству как брюссельских евробюрократов, так и их восточноевропейских нахлебников. После ухода Великобритании это будет легче сделать, так как Лондон из политических соображений всегда поддерживал своих вассалов в Восточной Европе.


Действительно, реформа бюджетной политики Евросоюза давно назрела, структура расходов перекошена. 38% бюджета ЕС уходит на сельскохозяйственные дотации в рамках «Общей аграрной политики», значительные суммы идут на поддержку слабых регионов и стран Восточной Европы. Эти программы отличаются непрозрачностью и коррумпированностью. Многие экономисты считают эти расходы непроизводительными и призывают делать упор на финансирование науки и новых технологий, стимулирование экономического роста. По мнению президента мюнхенского экономического института IFO Клемента Фюста, расходы на аграрную и региональную политику ЕС вообще не дают результата, это бессмысленная трата денег. В этой связи правительства стран-доноров настоятельно требуют от Брюсселя мер экономии и реформ, чтобы избежать ненужных трат.


В связи с Брекситом возникает множество других финансовых проблем, и не только бюджетных. Так, в растерянности находится руководство Европейского инвестиционного банка (ЕИБ), кредитующего отсталые регионы Европы, так как в его уставном капитале велика доля Великобритании. По словам руководителя банка Вернера Хойера, неопределенность с проектами продлится годы, а ведь инвестиционная программа ЕИБ составляет 315 миллиардов евро.


Обозреватели лондонской Guardian считают, что после Брексита в Евросоюзе разразятся настоящие «бюджетные войны». Сжатие европейского бюджета углубит пропасть между богатыми и бедными членами ЕС. По мнению газеты, Брексит усилит противоречия между нетто-донорами и нетто-получателями. До сих пор главными донорами в бюджет ЕС были Германия, Великобритания, Франция и Нидерланды. Их годовой взнос составлял соответственно 14,3, 11,5, 5,5 и 3,7 миллиарда евро. Основными получателями помощи были Польша, Чехия, Румыния и Греция (9,5, 5,7, 5,2, и 4,9 миллиардов евро). «Чемпионами» среди нетто-получателей в расчете на душу населения являются страны Балтии и Греция. Только для стран Балтии доля брюссельских дотаций составляет до 20% ВВП. Именно на них и обрушится основной финансовый удар в результате выхода Великобритании из ЕС. Балтийские страны настоятельно требуют от ЕС продолжения финансовой помощи и предлагают Брюсселю в крайнем случае урезать программы развития для Африки и Азии. Одна только Литва по уши увязла в неразрешимых энергетических и инфраструктурных проблемах. Вильнюс пытается законсервировать остатки Игналинской АЭС, закрытой по приказанию Брюсселя, и обеспечить энергетическую независимость от России путем закупок сжиженного газа за рубежом. А это — громадные расходы. Кто теперь их покроет?


Между тем решение урезать на четверть финансирование стран Восточной Европы было принято в Брюсселе еще до Брексита: после 2020 года ЕС намерен полностью отказать от выделения им помощи из своих структурных фондов. Это связано с тем, что колоссальные средства на выравнивание в уровнях развития не принесли ощутимых результатов. При этом аналитики отмечают, что сокращать расходы в целом Брюссель не намерен, средства будут изыскиваться другим путем. Две трети бюджета (всего 158 миллиарда евро, или около 1% ВВП Евросоюза) составляют прямые взносы государств-членов ЕС, но остальная сумма обеспечивается за счет таможенных и налоговых поступлений в рамках общего рынка. В целях наполнения бюджета Еврокомиссия хочет увеличить именно налоговую составляющую, в том числе ввести налоги на финансовые трансакции, на выбросы СО2 и дизельные моторы, на прибыль транснациональных корпораций. В конечном счете эти налоги лягут на плечи граждан, но формально Брюссель не будет столь зависим от государств-членов ЕС.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.