Тонкая красная черта в провокациях, направленных на подрыв польско-украинских отношений пересечена. Это можно сказать после обстрела польского консульства в Луцке, который не стал неожиданностью. То, что подобные инциденты произойдут, было ясно. Все размышляли не о том, случится ли это, а о том, когда это случится.

 

Прежде чем переходить к анализу произошедшего в Луцке, следует взглянуть на ситуацию шире. Обстановка за нашей восточной границей неспокойна, она требует уже не просто пристального наблюдения, а решительных действий. Россия, Белоруссия, Украина — этот бермудский треугольник влияний Путина снова заявил о себе. На этот раз особенно громко.

 

Пропаганда уже не по вкусу

 

В 2013 году, когда на киевском Майдане началась революция, рекорды популярности в интернете бил рисунок, на котором сопоставлялась карта протестов на Украине (несколько десятков городов) и карта России, где несмотря на более жесткий режим, никаких бунтов на всей огромной территории не было. Последние выходные изменили эту карту. Надолго ли? И можно ли вообще это предсказать?

 

Махачкала — это столица Дагестана. Республика входит в состав Российской Федерации, основой ее экономики выступают промышленность и транспорт. Здесь проходят пути, ведущие из России в Азербайджан и Иран. До сих пор единственным заметным событием в истории Махачкалы, о котором сообщает популярная энциклопедия «Википедия», было землетрясение 1970 года, которое унесло жизни 31 человека. Помимо этого, город и весь регион часто страдали от террористических актов исламских боевиков с Кавказа.

 

Так, например, в 2013 году город потряс теракт, в котором террористка-смертница, вдова двух исламских боевиков, взорвала себя у здания МВД. Впрочем, серьезные конфликты раздирают весь Северный Кавказ: Чечню, Ингушетию, Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию и Дагестан. Национальный антитеррористический комитет РФ заявляет, правда, что эта тенденция идет на убыль, а всех главарей боевиков уже ликвидировали, но ситуация остается нестабильной.

 

Для равновесия следует упомянуть, что в 2011-2013 годах в столичной футбольной команде Дагестана, «Анжи», некоторое время играл один из лучших нападающих в мире Самюэль Это'О (Samuel Eto'o), который зарабатывал там 20 миллионов долларов в год. Тренировал команду Роберто Карлос (Roberto Carlos), а после него — Гус Хиддинк (Guus Hiddink). Все это стало возможно благодаря нефтедолларам, которыми накачал команду олигарх и политик Сулейман Керимов.

 

Почему экзотическая Махачкала попала на страницы нашей газеты? Потому, что в этом городе, который отделяет от Варшавы больше 2 000 километров, в прошедшие выходные неожиданно вспыхнули протесты против политики Москвы. Толчком для них послужили документы, обнародованные оппозиционером Алексеем Навальным, в которых рассказывалось о тайном имуществе премьера Дмитрия Медведева.

 

Майданы возникают из ниоткуда

 

В фильме, рассказчиком в котором выступает Навальный, описываются темные дела премьера и показываются его шикарные дома, сфотографированные при помощи дронов. В 45-минутном ролике зритель видит огромные богатства «Димы» и его людей — от дач в Сочи до скота, который завозился из США. Фильм посмотрели несколько миллионов человек, а россияне, прислушавшись к распространенному в социальных сетях призыву, вышли на улицы, что, конечно, не могло не вызвать реакцию спецслужб.

 

В Махачкале задержали больше 100 человек. В этом лежащем далеко от кремлевских стен городе таких мирных протестов, раньше, пожалуй, не бывало. То же самое происходило в Петербурге, Краснодаре, Екатеринбурге и десятках других городов. Прежняя карта устарела: протесты разлились по всей Российской Федерации. Они одинаково удивили и власти, и аналитиков.

 

В обширном аналитическом докладе варшавского Центра восточных исследований под названием «Кризис в России. Упадок модели управления экономикой», который появился 3 марта этого года, можно прочесть, что российское общество не оказывает давления на кремлевские элиты. Мятеж элит, дворцовый переворот и общественный бунт в широком смысле кажутся аналитикам маловероятными. «Преобладающая потребность в стабильности и нежелание идти на риск, связанные, в частности, с травматическими для общества воспоминаниями о процессе трансформации 1990-х годов, ослабляют стремление к системным реформам. Свое влияние на социальное поведение оказывает высокий уровень экономической и психологической зависимости от государства», — писала Мария Доманьска (Maria Domańska).

Этот случай не был единственным. То, насколько сложно предугадать события на Востоке, показывают комментарии польских специалистов по этому региону, появившиеся буквально накануне вспыхнувшей на Украине революции. Киевские власти уже решили отказаться от соглашения об ассоциации с ЕС, а во многих украинских городах прошли протестные акции. Они, однако, писали: «Представляется, что пользующейся слабой поддержкой и раздробленной оппозиции не удастся сохранить протестные настроения в обществе, в ближайшие дни их градус снизится». Так отмечал тот же самый Центр восточных исследований 27 ноября 2013 года, то есть за несколько дней до того, как на киевский Майдан вышли тысячи людей, требуя отставки Виктора Януковича. В обоих случаях аналитики продемонстрировали свою беспомощность. Человеческий фактор сработал неожиданно, не подав никаких предварительных сигналов.

 

Армии Путина ждут приказа

 

Что же, предсказать погоду, реакцию женщины и ситуацию в странах бывшего СССР на 100% невозможно. Значит, мы можем лишь менять политическую стратегию, в которой необходимо учесть самые разные варианты развития событий. Комментируя протестные акции в России, советник президента Щерский (Krzysztof Szczerski) сказал: «Ситуация в России вызывает большую тревогу, мы уже не первый раз видим, что российское государство очень жестко реагирует на выступления оппозиции». «Мы призываем к общественному диалогу. Такой диалог важно вести в каждой стране», — говорил Щерский.

 

Диалог в России, конечно, нужен, но нам следует бдительно следить за тем, не решит ли Владимир Путин опробовать новые инструменты для подавления протестов, такие как Росгвардия. Численность этих сил, которые решили сформировать год назад, должна дойти до 400 000 человек. Кремль планирует создать 84 территориальных отделения — по одному на каждый регион. Можно не сомневаться, что в случае необходимости гвардия будет действовать не только в Москве, но и защищать олигархов в Махачкале.

 

Но это еще не все. Может оказаться, что накануне президентских выборов 2018 года, когда кризис в России углубится, Кремль решит преподнести народу новые «успехи на международной арене». Что это будет означать? То, что в Белоруссии может повториться крымский сценарий, о котором там давно говорят. Стало уже практически ясно, что Александр Лукашенко вновь играет с Европой в кошки-мышки, убеждая ее в своей независимости от России и жестко подавляя протесты. Но уже скоро в этой стране пройдут учения «Запад-2017», на которые прибудет в несколько раз больше военных, чем в прошлые годы. Уедут ли они обратно или останутся на «сувалкском перешейке» — месте, с которого, по мнению многих аналитиков, может начаться Третья мировая война?

 

Гранатомет, пассивность и «гордое молчание»

 

В среду буквально как гром среди ясного неба прозвучало сообщение о том, что неизвестные обстреляли польское консульство в Луцке из гранатомета (РПГ-18 «Муха»). Это событие в отличие от российских протестов не должно вызывать удивления. Мы уже давно видим, что интенсивность провокаций на линии Киев — Варшава нарастает. Посол Польши на Украине Ян Пекло (Jan Piekło) заявил прямо: «Этот инцидент выходит за рамки „кладбищенского терроризма", мы перешли на новый этап». То же самое говорят украинцы. «Провокации против Польши, которые регулярно происходят на Украине, выгодны только одной стороне — Российской Федерации, почерк которой виден невооруженным взглядом», — указывают украинские следователи, называя инцидент террористическим актом. О том, что осквернением памятников и провокациями на границах все не ограничится, говорилось уже давно. Жертв пока еще нет, однако дипломатический кризис между неумело занимающейся поиском преступников Украиной и Польшей, политика которой на украинском направлении напоминает «гордое молчание», углубляется. Если ответом на атаку станет не совместное расследование, а лишь вызов посла Украины на ковер в МИД, можно не сомневаться, что «неизвестные» осмелеют и предпримут новые шаги.

 

В конце октября прошлого года я написал фантастический сценарий того, как может разворачиваться процесс нарастания масштаба провокаций. Все начиналось в нем с сожжения флага Украины на Марше независимости в Варшаве и осквернения памятников, дальше происходило нападение на польское дипломатическое представительство и атака на украинское в качестве акта возмездия, а потом при невыясненных обстоятельствах начинали умирать граждане наших двух стран. Мою историю венчал casus belli: на территорию Польши падали привезенные из Донбасса ракеты системы «Град». В таком случае Польше пришлось бы реагировать иначе, чем ей стоило бы реагировать сейчас.

 

Этот черный сценарий, к сожалению, становится реальностью. Если снаряд гранатомета мог долететь до консульства в Луцке, он долетит и до окрестностей Перемышля, который лежит всего в четырех километрах от украинской границы. Но объединять усилия будет тогда поздно. Что сделают две столицы? А если кто-то погибнет при невыясненных обстоятельствах? Да, следует жестко поставить вопрос о безопасности как поляков на Украине, так и тысяч украинцев в нашей стране. Готовы ли Варшава и Киев гарантировать им эту безопасность? То, что «третья сторона» и «неизвестные преступники» не считаются с жертвами, мы отлично знаем. А Кремль? Когда он чувствует опасность, он становится особенно ненасытным. Забывать об этом нельзя.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.